запрещенное

искусство

18+

21.04.1999, Александр Медведев

"Сеголдня": На осквернение святынь верующие ответили погромом

Особенности национальной "художественной полемики"

В ЗАЛЕ N13 Хамовнического межмуниципального народного суда вчера утром звучали "песнопения из служб святой Пасхи". Православные собрались для посрамления нечестивца. Но обвиняемый, известный московский художник Авдей Тер-Оганьян, заболел и не приехал. Его адвокат Галина Крылова тоже не появилась.

 

 

Православные решительно настроились "стоять насмерть". Главный лозунг был таков - "Осквернителя икон ждет участь Салмана Рушди!". Судья Марина Тузова полтора часа дожидалась, пока концентрация верующих уменьшится до приемлемой, чтобы официально объявить о переносе разбирательства "на неизвестное пока число". Тузова пообещала, что время следующего заседания скорее всего будет согласовано с адвокатом обвиняемого сегодня, а о безопасности участников процесса она позаботится.

 

Но представители обвинения тут же выяснили у судьи, в какой поликлинике находится художник. Эту информацию взбудораженная толпа встретила с энтузиазмом. Тут же нашлись охотники навестить больного, но потом решили искать провокаторов среди присутствующих. Журналисты притихли.


Напомним, что Авдей Тер-Оганьян обвиняется по статье УК N282, часть 1 (разжигание национальной и религиозной вражды, от двух до четырех лет). Конфликт начался после перформанса "Поп-арт" 4 декабря прошлого года на выставке "Арт-Манеж". Тер-Оганьян имитировал иконоборческий акт "поругание святынь". За символическую плату "юные безбожники" разрубали фотокопии икон. Но разбираться в том, что такое "ироническое описание авангардного сознания", верующие не стали.

 

Радикальная акция вызвала не менее радикальную реакцию. В действиях художника православные ничего, кроме банального надругательства, не обнаружили. Под напором защитников православной веры прокуратура
возбудила против художника уголовное дело. Действия Тер-Оганьяна осудил и Патриарх Алексий II. Общественный обвинитель - адвокат Михаил Кузнецов выступает от имени "Комитета за нравственное возрождение отечества", инициировавшего судебное разбирательство с благословения отца Александра Шергунова. Комитет, по словам Кузнецова, исходит из того, что "православие - основа нашей государственности, а Гельманы и Тер-Оганьяны подрывают эти основы", и желает наказать художника не только по указанной статье, но еще за вандализм и
хулиганство.

 

Факт вандализма прокуратурой уже не признан, так как в перформансе использовались фотокопии. А чтобы наказать за хулиганство, потребуется дополнительное расследование.

 

Судебного разбирательства для защитников правильной веры и отечества оказалось недостаточно. Накануне судебного заседания "казаки", как они представились, явились в галерею Марата Гельмана, где проходит
выставка живописи Тер-Оганьяна. Они предупредили Гельмана, что если он явится в суд и будет защищать художника, то его просто прикончат.

 

Вслед за ними появилась группа плачущих женщин, проклявших "нехристя", а затем неизвестные молодые люди с криками "Смерть Авдею!" забросали чернилами практически все выставленные картины.

 

Гельман, хотя и не считает акцию Тер-Оганьяна удачной, все же уверен, что уголовное преследование за художественные взгляды излишне и собирается сообщить об этом суду.

 

Институт современного искусства, Государственная коллекция современного искусства (музей "Царицыно") тоже устроили накануне суда выставку документации по перформансам Тер-Оганьяна. Организаторы, Андрей Ерофеев
и Иосиф Бакштейн, решили поддержать художника и дать представление о контексте его творчества. До этой выставки "казаки" не добрались только потому, что не знали, где она проходит.

 

Основной довод защитников, специалистов по современному искусству Леонида Бажанова, Бориса Турчина, Виктора Мизиано - уголовное преследование за художественные взгляды означало бы нарушение конституционных гарантий свободы совести и введение цензуры. А Церковь имеет полное право использовать свои средства в борьбе с
неприемлемой для нее идеологией, не прибегая к помощи светских властей.

 

Защита полагает, что доказать целенаправленное оскорбление религиозных чувств будет непросто потому, например, что согласно закону гнусные издевательства должны осуществляться внутри или рядом с храмом. Кроме того, за оскорбление можно счесть вообще любой эстетический жест, не соответствующий катехизису.

 

В акции Тер-Оганьяна, безусловно, была заложена провокация бурной общественной реакции. Сам художник признает, что одним из смыслов было выявление складывающихся неписаных законов, по которым непринадлежность к какой-либо конфессии становится почти подозрительной. Само по себе негодование было частью художественной
стратегии. Штука в том, что во всем мире происходило и происходит довольно много подобных "кощунственных" акций и страсти вокруг них кипят не шуточные. Правда, в тюрьму за них не сажают.


АЛЕКСАНДР МЕДВЕДЕВ.

 

"Обвинение должно быть поддержано в суде прокурором. Если нас допустят на процесс, то кроме ст. 282, часть первая - разжигание религиозной вражды, мы потребуем применить еще две - за вандализм и хулиганство. Все признаки этих статей присутствуют в деле. Это должно прозвучать в суде спокойно и убедительно. Саму акцию я не
видел, но информацию имею избыточную и из прессы, и от очевидцев. Мы видим продуманное и оплаченное кем-то глумление. Не знаем кем, но догадываемся. Конечно, Тер-Оганьян знал, что дело дойдет до суда, но его покровители, видимо, посчитали, что ему ничего не угрожает. В печати появлялись сведения, что действия Тер-Оганьяна оплатил фонд Сороса".

МИХАИЛ КУЗНЕЦОВ, профессор, общественный обвинитель от Комитета за нравственное возрождение отечества, соратник Виктора Илюхина по адвокатской коллегии.

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com