запрещенное

искусство

18+

31.10.2012, Регионы ру

Должно ли православие прийти в Конституцию? - Мнения священнослужителей и парламентариев

Лидер партии "Российский общенародный союз" Сергей Бабурин опубликовал в газете «Русь державная» статью о духовном возрождении России.



В ней он, в частности, заявляет, что «главным препятствием для избавления нашего Отечества от духовной и социальной скверны, от новой великой Смуты является ряд норм действующих на послесоветском пространстве Конституций, именно они препятствуют реальному возвращению православия». «Православие должно прийти в Конституцию России», - уверен автор.



В качестве примера Бабурин привел, в частности, Грузию, в Конституции которой сказано: "Государство признает исключительную роль Грузинской Православной Церкви в истории Грузии и вместе с тем провозглашает полную свободу религиозных убеждений и вероисповедания, независимость Церкви от государства". "Согласитесь: юридически корректно и с уважением к памяти предков", - отметил политик.

 

«Убеждён, что аналогичные нормы необходимы и для конституций Белоруссии, Молдавии, России, Украины. Православие для нас - непременное условие национальной самоидентификации. Все остальные религии равнодостойны, но исторически для наших народов вторичны, - пишет Бабурин. – Нигилистический большевизм конституций пора изжить. Ради сохранения Русской цивилизации Православие в России нуждается в конституционной реабилитации. В Преамбуле, или в 1-й, либо во 2-й статье Конституции следует провозгласить: "Господствующей в Российской Федерации религией является Православие - религия восточноправославной Церкви Христовой" (повторю: нельзя путать религию с религиозным объединением)».



«В конституционной реабилитации Православия заинтересованы в России все мировые религии, ибо это означает возвращение государства к Богу, а Бог един. Для современной России должно стать очевидным: освободившись от отравляющего влияния нигилистических заблуждений, восстановив свою целостность, российское общество сможет не только возродить легитимность власти, не только упрочить Российскую Федерацию, но и вернуть себе цивилизационную привлекательность, а значит, и вновь стать надежной скрепой Русского мира», - указывает Бабурин.



Как вы относитесь к заявлению Бабурина, что православие должно прийти в Конституцию РФ? С таким вопросом Regions.ru обратились к священнослужителям и представителям верхней и нижней палат парламента.

 

Протоиерей Андрей Спиридонов, клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве

 

Эта идея вполне уместна, как один из возможных шагов. Потому что у государства должна быть какая-то идеология, в том числе отраженная в Конституции. У нас декларируется светское государство, но должна быть идейно-нравственная ориентация.



Наше государство исторически формировалось как православное. И если бы в Конституции идейно было бы отражено христиански ориентированное общество, это не значило бы, что все должны быть принудительно православными. Но как идейная ориентация государства - это было бы вполне уместно и способствовало к мобилизации общества, особенно применительно к внешним вызовам, опасностям, кризисам, да и многие проблемы тогда рассосались бы сами собой.

 

Протоиерей Александр Кузин , клирик храма Космы и Дамиана в Шубине

 

Мнение Сергея Бабурина мне очень по душе, - это мнение человека по своему стремящегося исполнения патриотического долга перед Россией, и человека, безусловно, православного. И я был бы рад, если бы среди чиновников, депутатов Госдумы такие настроения преобладали.



Произойдет ли такое изменение в Конституции? Признаюсь, я сомневаюсь, что это может случиться при нынешнем, раздробленном и растрепанном, состоянии Госдумы, да и России в целом. Целостность и доминанта православия у нас сохранены, но эта доминанта не представлена в существующих органах. То есть это мнение не преобладает среди тех людей, которые представляют интересы России.



Может быть, такие люди, как Сергей Бабурин, станут центрами объединения здоровых сил в обществе, и тогда кое-что изменится. Но даже если эти слова не будут поддержаны, то хотя бы они услышаны, и это хорошо. Чем ближе государство будет к христианскому обществу, тем для нас и для наших детей лучше.

 

Протоиерей Александр Салтыков , настоятель храма Воскресения в Кадашах

 

Очевидно, что конституция наша очень несовершенна, и в первую очередь даже не в тех статьях, на которые указывает С. Бабурин. Она вообще не является конституцией суверенного национального государства. По нашей конституции международные законы выше наших национальных. Это конституция фактически колониально зависимого государства. Это явная международная дискриминация. Почему С. Бабурин ничего об этом не говорит?



Ведь мы не можем ничего изменить в своей собственной конституции без санкции каких-то международных жандармов. Американцы, Евросоюз запросто вмешиваются в наши дела, а мы и возразить ничего не можем. Без их одобрения мы ничего изменить не сможем. Такова реальность. Прежде всего нужно уйти от колониальной зависимости.



И Греция, и Грузия в полном смысле национальные государства, народы которых единодушно, по крайней мере, в подавляющем большинстве признают православие господствующей религией. Мы живем в другой стране. У нас вроде бы тоже 80% считают себя православными, но практикующими являются не более 10%, а остальные остаются религиозно безразличными. А потому такие поправки не сочтет нужными ни правящий слой, ни широкие массы. При этом активно антихристианские группы набирают силу.



Православие должно сначала реально распространиться и укрепиться в народе. Вот дело первоочередной важности. Без этого даже самые правильные предложения будут оставаться прекраснодушными фантазиями. Даже если мы сейчас пропишем в конституции, что Россия - православное государство, ничего не изменится, потому что не изменятся люди.

 

Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской

 

Я бы разделил понятия «актуальность» и «своевременность». Безусловно, эти предложения актуальны. Да, именно православие сформировало Россию и русский национальный характер. И, и всегда русский народ ощущал себя именно православным народом.



Но своевременны ли эти предложения? Как на них отреагирует наше общество? Нужны исследования, разъяснительная работа, нужно доносить до наших соотечественников необходимость принятия таких поправок, чтобы это стало общим волеизъявлением. Готово ли наше общество на данном этапе принять такие поправки? Это и должны показать исследования.



Поэтому, поддерживая эти предложения, добавляю к ним и пожелание провести соответствующее исследование, а главное – просветительскую, разъяснительную работу, чтобы наши соотечественники в большинстве сами сознательно пришли к пониманию необходимости данных поправок.

 

Игумен Сергий (Рыбко), Известный православный миссионер, настоятель храма Сошествия Святаго Духа на апостолов на Лазаревском кладбище

 

С позицией С. Бабурина я согласен, но вносить предлагаемые изменения в конституцию сейчас было бы преждевременно. Даже объявлять референдум слишком рано. Народ просто не поймет, в чем дело.



Предложения хорошие и правильные, но людям надо сначала объяснить самые элементарные вещи - провести серьезную просветительскую работу, подготовить почву. Ведь сейчас у людей даже считающих себя православными, о православии довольно странные представления.



При малейшей попытке что-то изменить в конституции сразу же поднимется крик о том, что православие стремится к господству и притесняет остальные религии. Хотя понятно, что признание ведущей роли православия не должно ущемлять ничью религиозную свободу. Все это нужно терпеливо объяснять.



Когда просветительская работа начнет приносить реальные плоды, тогда уже можно будет думать и о референдуме.

 

Священник Димитрий Арзуманов , настоятель храма святого праведного Иоанна Кронштадтского в Жулебине

 

Главная проблема в правопреемстве. Между современной Россией и императорской Россией – пропасть. Чьи мы на самом деле преемники - большевиков или дореволюционной России? В этом все дело.



Сейчас не та ситуация, чтобы можно было говорить о главенстве какой-либо одной религии, и никакого преимущества у нас нет.



Конечно, было бы хорошо сделать так, как предлагает Бабурин. Но он сам прекрасно понимает, что это нереально. Ведь мы на самом деле – на грани этнических и религиозных войн. Слава Богу, за то, что у нас сейчас есть. Это бы сохранить.



В императорскую Россию вернуться невозможно. Это утопия. Тогда надо уж каждого конкретно спрашивать, преемником какой России он себя считает, чьи мы наследники. Но никто толком и не ответит.

 

Шафиг Пшихачев, Член Общественной палаты РФ, Президент Международной исламской миссии

 

Я считаю, у нас в Конституции достаточно ясно прописана роль Русской православной церкви, роль исторического наследия, формирования русской культуры на основании христианства в России. Но если Сергею Бабурину не нравится, что традиционными религиями в России признаются мусульманская и иудейская, это его трудности, потому что Россия изначально формировалась как поликонфессиональное государство. Так что лучше следовать предписаниям современной Конституции, которая достаточно отражает и способствует тому, чтобы мы все работали сообща.



Конечно, в обществе необходимо укреплять авторитет Русской Православной Церкви, повышать духовность. И все наши традиционные религии с глубоким взаимопониманием работают над тем, чтобы поднять уровень культуры в нашем обществе.



Мы ничего не делили даже при распаде СССР, и очень быстро сориентировались в том, что нам нужно сообща поднять уровень духовности, и работать дальше для возрождения культуры, традиции. Поэтому у нас есть Межрелигиозный совет России, мы даже пошли дальше, и создали Межрелигиозный совет СНГ, чтобы наши соотечественники чувствовали поддержку своих единоверцев.

 

Ришат-хазрат Давыдов, Имам Тульской области

 

Я думаю, пока вообще не стоит касаться религиозных вопросов, они сейчас более-менее отрегулированы, и каждая конфессия идет своим путем. Поэтому никакие поправки в Конституцию лучше не вносить. Я даже не думаю, что наши духовные лидеры пойдут на такое решение, потому что сейчас очень непростая ситуация в мире. В Россию рвутся многие силы, которые хотят взбаламутить наше общество.



Если в центральной части страны у нас в основном все православные, то на Кавказе идею Бабурина могут понять неправильно, начнутся противоречия, ведь каждому не объяснишь, хорошо это или плохо. Тут надо быть очень осторожным, потому что люди разных конфессий могут не так понять всего лишь одно высказывание человека, и начнутся споры и хаос.



У нас сегодня и так сложная ситуация. Например, мы никогда не думали, что Казань окажется такой взрывоопасной. В православии тоже есть проблемы – с теми же Pussy Riot. И если сейчас мы начнем менять Конституцию по религиозной теме, то будет много популизма, кто-то на этом начнет зарабатывать себе очки, и трудно будет все обуздать и остановить.


Зиновий Коган, Председатель Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений России, раввин

 

Любое предложение об изменении Конституции имеет право на существование, но оно должно быть реализовано через общенародный референдум. И принять эти изменения можно лишь тогда, когда они являются высшей волей нашей сограждан и соотечественников. Думаю, если в случае референдума народ проголосует за предложение Бабурина, то Русская Православная Церковь, конечно, не будет притеснять, скажем, иудаизм. Практически ничего не изменится в жизни традиционных религий.



Но беда наша в чиновниках: они такие у нас ретивые, и как бы не получилось так, чтобы ради угождения власть имущим пострадало наше правовое поле. Поэтому, думаю, рано говорить о таких переменах в Конституции. Для начала надо добиться того, чтобы исполнялся нынешний основной закон государства. Да, православие объединяет Россию, я и сам не раз это говорил. Но необходимо ли для этого внесение изменений в Конституцию? Что за этим последует?



Израиль, Греция, Грузия - это маленькие государства. Не хочу сказать, что нам с кого-то надо брать пример, но такие страны как Россия, США, Индия – это государства-цивилизации, где есть мощные религиозные объединения разных конфессий, и где религия отделена от самого государства, и никто не опасается, что государство из-за этого распадется.


Бато-Жаргал Жамбалнимбуев, Член Комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам (Забайкальский край). Член ЕР

 

Пока я бы не трогал нашу Конституцию. Мы с ней живем всего лишь 20 лет. Думаю, это недостаточный срок для «вторжения» в основной закон страны. Мы – многонациональное государство, на этом принципе и строятся отношения между народами. К тому же сейчас мы готовим проект документа по межнациональным отношениям.



Думаю, общество еще не доросло до признания через Конституцию приоритета за православием, хотя государствообразующую роль русского народа, православия никто и не отрицает. Со временем, люди, может быть, и созреют, придут к такому восприятию православия, но на фоне межнационального неспокойствия я бы не вторгался в Конституцию с такими записями. Тем более, начав с православия, мы создадим, во-первых, прецедент, а во-вторых, получим возмущение со стороны других конфессий.



Если же говорить о реабилитации, то тогда реабилитировать надо все конфессии: после революции все религии оказались запрещены, церкви, мечети, дацаны разрушены, служители культа уничтожены.



Убежден, это не тот путь, по которому надо идти, если мы хотим консолидировать наше общество.

 

Гаджимет Сафаралиев, Председатель комитета ГД по делам национальностей. Фракция "ЕР"

 

Эта идея Бабурина – не что иное, как пиар-ход, попытка привлечь внимание к себе и своей партии, показать, что о православии он может заботиться не меньше, чем патриарх. Видимо, он относится к числу политиков, которые стремятся использовать в своей деятельности внешние яркие эффекты.



Если реализовать подобное предложение на практике, то это будет первый гвоздь в гроб дружеских межконфессиональных отношений народов нашей страны. Все мировые религии равны между собой, и люди, их исповедующие, так же равны.



Никто не отрицает, что православие сыграло колоссальную роль в становлении российской государственности, не отрицает и его огромного значения в жизни современной России. Но зачем провозглашать особую роль одной религии в Конституции, где, напротив, подчеркивается многонациональный и многоконфессиональный характер российского государства? В основных законах светских государств роль религий не провозглашается в принципе. И если пойти на то, что предлагает Бабурин, то мы получим уже фактически конституцию другой страны.



Мне непонятно, на основании чего автор делает вывод, что его идея отвечает интересам всех мировых религий. Так или иначе, но любая религия стремится к распространению и популяризации прежде всего своих собственных идей, принципов, и традиций.

 

Сергей Обухов, Зампред Комитета ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций, член фракции КПРФ

 

С точки зрения КПРФ ключевым на сегодня является вопрос о закреплении в конституции основополагающей роли русского народа как государствообразующей нации. Мы считаем, что это могло бы существенно повлиять и на выработку грамотной миграционной и национальной политики, и на возможности обеспечения в стране межнационального мира.



Что же касается предложения о конституционном утверждении особой роли православной религии, то это было бы, как я считаю, нерациональной мерой. Вряд ли такая мера способствовала бы цивилизационной привлекательности страны, как рассчитывает Сергей Бабурин. О привлекательности государства судят не по нормам его конституции, а по реальной жизни людей, по состоянию демократии и уровню развития общества. Никакие декларации в конституции не добавят стране международного авторитета, если государство не будет противостоять издевательствам над традиционными национальными ценностями своего народа, морально-нравственной деградации общества. Чтобы Россия действительно могла стать скрепой Русского мира, нужно принципиально менять характер деятельности российских СМИ, вести последовательную государственную политику по духовно-нравственному оздоровлению общества.



Мне трудно сказать, как применительно к себе воспримут инициативу Бабурина представители других славянских республик. Думаю, это очень деликатный вопрос, чтобы кому-то его навязывать.

 

Борис Резник, Член комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции. Фракция "ЕР"

 

Я давно знаю Сергея Бабурина, с уважением отношусь к нему как к человеку, который зарекомендовал себя политическим бойцом. Но данная его инициатива, на мой взгляд, не до конца продумана, осмыслена.



Правда заключается в равенстве всех религий и народов, которые существуют сегодня в России. Ни одна из наций или религий не должна каким-либо образом возноситься, довлеть над другими. В демократическом светском государстве никто не должен чувствовать себя человеком «второго сорта» ни по национальному, ни по религиозному признаку. Что касается вопроса о самоидентификации, то она присутствует в обществе и без всяких конституционных норм: у православных в России сегодня есть все для того, чтобы ощущать себя православными, то же самое касается и мусульман, и иудеев, и представителей других религий.



Если говорить о возможном отношении к инициативе Бабурина представителей различных конфессий, то здесь нужно спрашивать непосредственно их самих. Я, честно говоря, не совсем понимаю, как можно выступать от имени других, не зная реально их мнение по данному вопросу.

 

Константин Сурков, Первый зампред Комитета СФ по регламенту и организации парламентской деятельности (Забайкальский край), член "ЕР"

 

Бабурин поднял злободневную тему, особенно учитывая последние события: историю с Pussy Riot, публичный дом якобы в Сретенском монастыре. Явно, что кто-то пытается дискредитировать РПЦ. Но для чего?



Православие дает народу духовное начало. Кто-то же упорно хочет посеять семя сомнений в людях, добиться того, чтобы они засомневались в этом. Такие действия – великая провокация. На протяжении веков Русь держалась на православии. Теперь же кто-то стремиться «подпилить» эту опору. Поэтому я поддерживаю точку зрения Бабурина о необходимости укрепления православия в России. Но предлагаемые им методы – нет.



Хотя в России Церковь и отделена от государства, безусловно, в трудную минуту государство обязано протянуть ей руку помощи, как это было не раз со стороны Церкви, когда у государства наступал тяжелый момент. Но помощь не должна выражаться в виде появления нормы о православии в Конституции – надо действовать как-то по-другому, не забывая при этом, что Россия всегда была сильна своей многонациональностью, многотерпимостью. Это в маленькой стране, типа Грузии, где православные граждане составляют 90% населения, такую норму с легкостью можно внести в Конституцию. У нас же миллионы мусульман, буддистов, евреев законно спросят: «Мы что, верующие второго сорта?»



Убежден, появление православия в Конституции приведет к расколу России.

 

Исса Костоев, заслуженный юрист РФ, экс-сенатор от правительства республики Ингушетия

 

Россия – многоконфессиональная страна, поэтому делать православие специальной нормой Конституции категорически неверно. Независимо от вероисповедания наша Конституция гарантирует всем нашим гражданам одинаковые права – это единственно верный подход.



Указав в Конституции на православие как на господствующую религию, мы тем самым вначале вызовем недоумение у мусульман, евреев, буддистов, а затем с их стороны последует справедливый вопрос относительно того, почему их там не оказалось. Что, разве их религии чем-то хуже? Почему они, как тоже официально признанные в России, оказались обделены Конституцией? Почему им не нашлось места в основном законе страны?!



А вообще мне странно, как Бабурин, будучи ученым, юристом, говорит такие провокационные вещи. На мой взгляд, это непозволительно.

 

Регионы

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com