запрещенное

искусство

18+

29.10.2012, Паблик пост, Русская народная линия

Общественная палата обсудила "Роль литературы в формировании нравственного общества и сильного государства".

Нравственность поднимает голову

 

 

 

25 октября в Общественной палате Российской Федерации состоялись общественные слушания по теме «Роль литературы в формировании нравственного общества и сильного государства».


За циклопическим круглым столом собрались человек 70: чиновники минкульта  и минобрнауки, члены самой Общественной палаты, профессора, сотрудники телеканалов, литературные критики, обязательные на таких мероприятиях простые учителя из регионов, писатель и игумен. Были заявлены еще и режиссер и скульптор-монументалист, но Галина Волчек и Зураб Церетели в обсуждении российской нравственности не поучаствовали.



Какой представляет себе большинство участников дискуссии роль литературы, какую они планируют формировать нравственность и причем здесь сильное государство, рассказывает корреспондент PublicPost.

 

Первым выступил преподаватель словесности Православной классической гимназии  Евгений Авдеенко. Он говорил дольше всех и начал неожиданно: соотносить русскую литературу необходимо не с современной европейской, а с античной. "Как в античном мифе и эпосе Гомера нет нравоучения, а только тонкие нравственные связи, так и во всей русской литературе". Она учит высшей нравственной правде и пониманию символов культуры.


Примером символа русской культуры у Авдеенко стала икона: "Если изображен мужчина с бородой, а за ним круг и буквы на славянском — тому символу нужно поклониться". Тут же от него досталось протестантам и вообще "западным" людям: "Им не дано понять, что такое икона, потому что из их культурной жизни символы уходят". И, конечно, Pussy Riot: "Русский человек понимает, что символы трогать нельзя: совершили непотребство в храме — и с его душой случилась судорога".



Бывший директор православной гимназии "Ясенево" Наталья Московцева, представившаяся простым преподавателем словесности, глубоко убеждена, что только учителя советской школы умели "передать своим ученикам нравственный заряд". Поэтому всему нужно учиться у них и даже для этого вызывать их с пенсии, если потребуется. Она продолжала ставить в пример современным бездуховным преподавателям советских и наконец сказала: "Павка Корчагин, если учитель правильно разбирал произведение, представал иноком, святым и по-настоящему верующим человеком только не в Бога, а в Революцию".


А потом Московцева назначила главным умением учителя разъяснить учащемуся, какие произведения создавались опасно заблуждающимися авторами. К таким она отнесла "Мертвые души" Гоголя и все наследие Серебряного века — "все это было написано на срыве".



Когда речь дошла до Пушкина, его главным программным произведением Московцева назвала "Капитанскую дочку"  — как воспитывающую нравственность, патриотизм и умение жертвовать собой. Тут не поздоровилось Марине Цветаевой:  ведь она  не могла понять названия этого произведения, а фигура Маши Мироновой казалась ей плоской.

 

Евгений Ямбург, директор Центра образования № 109 ("Школа Ямбурга"), выступил от лица либеральной общественности. Он крайне расстроен статистикой: сейчас россиянин в год читает 4,5 книги. И дело, скорее всего, в том, что людям категорически не хватает образа светлого будущего. От рассуждений о светлом будущем Ямбург предсказуемо перешел к религиозной морали: "Без нее, как известно, существование нравственных ценностей невозможно".

 

Впрочем, он тут же оговорился и вспомнил, как опасно религиозное неофитство. Однажды в еврейской школе он обнаружил запрет на сказку "Три поросенка", а в православной гимназии — уроки православной физики. "Идеал — это светская, но не атеистическая школа: "Бог один, провайдеры разные".

 

Григорий Заславский, театральный критик, член Комиссии Союза театральных деятелей РФ по критике и театроведению и обозреватель Вести ФМ, выступил от лица родителей и возмутился тем, что в программе 8 класса по литературе 2/3 зарубежных авторов, а великих советских писателей Катаева и Гайдара нет. И что большинство современных учебников написаны из рук вон плохо.

 

Заславский намекнул, что негоже ему верить в конспирологические теории и еврейский заговор, вот только плачевная ситуация с учебниками все-таки наводит его на мысли о происках ЦРУ и пресловутом заговоре.



Единственным европейцем, как водится, было правительство. Андрей Бусыгин, замминистра культуры РФ, был явно смущен риторикой предыдущих ораторов и аккуратно напомнил, что в СССР тоже были пробелы в преподавании и что тогда литература вообще прошла мимо многих. И он все-таки заметил, что хорошие учебники теперь тоже есть: "Несколько лет назад был издан учебник по литературе, написанный писателями, — замечательный. А его почему-то в школах не используют". (Бусыгин имеет в виду двухтомник "Литературная матрица").



А еще замминистра сказал —  верх вольнодумства — что упрочивать нравственные позиции, изучая литературу, конечно, хорошо, но ведь можно читать и просто ради красоты языка — того же Бабеля, например. (Тут мне показалось, что по залу пронесся вздох неодобрения).



От регионов выступил учитель литературы из сельской школы Николай Лобастов, который пришел на слушания с ярко-желтым пакетом, на котором русской буквицей было выведено: "Нет России без Православия". И по Лобастову выходило, что лучше всего дела с православной нравственностью и любовью к чтению обстояли в Советском Союзе: читать перестали в 1991 году, когда он распался. Тогда же общественной нормой стал гедонизм, и главная задача современного педагога — эту норму пересмотреть.

 

Лобастов постановил: все существующие учебники  переписать. Потому что они противоречат христианским ценностям и мировоззрению народа: "Вы спросите меня, откуда я знаю о мировоззрении всего народа? Я вам отвечу! Из пословиц и поговорок".

 

 

Звездой "вечеринки" однозначно был писатель Алексей Шорохов, секретарь правления Союза писателей России, главного оплота русской духовности с конца 80-х годов.

 

Шорохов, издалека напоминающий Никаса Сафронова, заверил собравшихся, что без изучения христианской литературы (например, "Слова о законе и благодати" митрополита Иллариона) на путь истинной нравственности российским школьникам никак не встать. И что представители власти должны встречаться с писателями, несущими свет истинных ценностей и православной веры. С особым чувством он заметил, что молитву с вкраплением нецензурной лексики изобрели вовсе не "бешеные пуськи", а "называющий себя писателем" Дмитрий Быков, который недавно был награжден премией "Большая книга". Правительство должно обратить на это внимание!



В завершение слушаний выступил проректор Литературного института им. Горького Александр Ужанков. Казалось, удивляться уже будет нечему, но нет: Ужанков сообщил, что допушкинской русской литературы — целых семь веков. И что все авторы, которые писали в ту эпоху, — настоящие русские святые, поэтому их произведения нужно ввести в школьную программу по литературе.



"Настоящее образование  это восстановление в падшем человеке образа Божьего", поэтому Ужанков за то, чтобы исключить из современной программы произведения, "которые навязывают нам чуждую демоническую культуру". А что касается формирования сильного государства, то "православная культура – основа его построения".

 

По итогам слушаний была принята резолюция:

 

Обратиться к президенту РФ с предложением объявить 2013 год Годом литературы, а также инициировать общественную экспертизу современных учебников по литературе, методик преподавания и образовательных программ.

 

Паблик пост

 

Доклад Алексея Шорохова «Завитки вокруг пустоты»

 

«Завитки вокруг пустоты» - так назвал  Блок работы современных ему модернистов. А ещё он сказал: «не надо называть искусством то, что искусством не является». Это простые истины. Но и на них могут возразить: а кто решает, что является искусством и что не является?

 

Здесь, как и во всех других затруднениях при словоупотреблении, нужно обращаться к единственному и неподкупному арбитру: языку.

 

Русское слово «искусство» происходит от «искусный», «искушённый в чём-либо», то есть умелый. Потому что художник (в самом широком смысле) - это прежде всего талант и школа. Без школы нет искусства, также как и без таланта. Вот почему картины сюрриалиста Рене Магритта, в совершенстве освоившего классическую технику - это искусство, а творения Малевича («рисунок которого, - по слову В. Солоухина, - остался на уровне 2 класса художественного училища») не искусство. Поэтому и требовал этот «комиссар от искусства» закрыть в запасниках работы Саврасова и Левитана. Поэтому и «Чёрный квадрат» - самое известное его творение, ведь там рисунок вовсе не требовался...

 

Что же тогда литература? В латинском языке (откуда это слово пришло в наш) литература - буквально «написанное буквами». И в таком смысле, литературой можно считать всё, в том числе и надписи на заборе. Правда, слово «литература» стало преобладающим только после 1917 года. До этого в России наряду с ним, а то и чаще - употреблялось выражение «словесность (изящная)». И здесь гораздо отчётливее объёмность смысла: вместо просто букв - уже Слово, во всём безграничье смыслов, и в первую очередь: в христианском смысле. Ведь и генетически русская литература/словесность - христианка, и первое написанное произведение собственно русской словесности: «Слово о Законе и Благодати» (XI век) первого русского митрополита Иллариона.

 

Но не только генетически. Как сказал Сергей Есенин: «большое видится на расстаянье». Добавлю - и со стороны. Характер нашей литературы как христианской по существу отмечают практически все крупные западные писатели. А Томас Манн вообще восклицает: «Святая русская литература!». Ему вторит и Рильке: «Я знаю лишь одну страну, которая граничит с Богом. Это Россия». К такому выводу немецкий поэт приходит после заочного знакомства с Россией - через великую русскую литературу. Можно привести много других высказываний, но, пожалуй, важнее их будет слово святого. Сербский святой ХХ века Иустин Попович называет Достоевского «пророком славянства» в библейском смысле этого слова. Такого определения едва ли удостоился какой-либо другой писатель...

 

Поэтому, определившись с тем, что такое литература, и именно русская литература, посмотрим, что такое - государство. Русское слово «государство» происходит от слова «государь», нравится это кому-либо или нет. Если кому-то больше по душе «федератство», то пусть будет готов, что править им будут «федерасты», и царить вокруг будет полная «федераст`ия».

 

В нынешних условиях государство - это сильная, централизованная и эффективная власть, имеющая волю и возможность проводить свою внешнюю и внутреннюю политику. В том числе - культурную.

 

Русское слово «культура» происходит от латинского «агрикультура» - возделывание земли, культивация. То есть посев и взращивание добрых и полезных семян и борьба с бурьяном.

 

Есть расхожее мнение, что последние 15 лет культурная политика не осуществлялась и всё было пущено на самотёк. Но это не так.

 

«Бешенные пуськи» на амвон Храма Христа Спасителя вывалились не из пустоты, они отпочковались от «арт-группы «Война», той самой, что за нарисованный на мосту фаллос получила «государственную премию в области современного искусства «Инновация». И «удостоил» их именно Минкульт, в качестве соучредителя премии.

 

Опять же перемежать «молитву» матерными словечками и сквернословием - отнюдь не «ноу-хау» панк-обезьянок. Это давно практикуют не слезающие с экраннов ТВ Быков и порнописец Ерофеев, причём буквально - в романе Быкова «ЖД» православные молитвы густо пересыпаны матюками. И что? Глава Роспечати Сеславинский вручает ему премию «Большая книга».

Так какой смысл сейчас говорить о новом трактовании образа Онегина или Татьяны Лариной, когда отрыгивающий коньяком, с перемазанными икрой губами «писатель» получает из рук госчиновника премию и вещает с телеэкранов о пользе мата и ранних половых отношений? Что изменит добавление часов на уроки литературы в школы или походы в литературные музеи, когда школьник увидит и услышит, что на очередную книжную выставку заграницу за госчёт отправились писатели-матерщинники и порнографы? Все эти наши разговоры сегодня похожи на те самые «завитушки вокруг пустоты».

 

Должна быть кардинально изменена культурная политика,  и это нужно было делать вчера. Потому что сегодня в нашу жизнь уже пришли события, и не случайно, что именно откормленные «либеральным проектом» писатели-антигосударственники в трогательном и разрушительном единении совместно окрысились на нынешнюю государственность - в одном порыве с Болотной площадью и «бешенными пуськами».

 

Поэтому нелишне напомнить: у нынешнего российского государства есть опора - и это не только классическая, но и современная русская литература, утверждающая исконные российские государственнические ценности, суть которых сформулировал святой праведный Иоанн Кронштадский: «Кто не любит Отечество земное, лишается и Небесного». Это - кредо русского народа, создавшего и сохраняющего Российское Государство. И такая литература у нас, повторяю, есть (достаточно, например, проглядеть список Патриаршей премии за последние 2 года).

 

Вопрос в другом - хочет ли само государство остаться государством?

 

Алексей Шорохов, поэт, публицист, секретарь Союза писателей России

 

Русская народная линия


Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com