запрещенное

искусство

18+

01.03.2011, Соль, Арсений Сергеев

Арсений Сергеев: Это проявление крайнего неуважения

Руководством премии «Инновация» предпринята крайне неизящная попытка дезавуировать своей волей решение экспертного совета, номинировавшего группу «Война» с акцией «Хуй в плену у ФСБ» на премию «Инновация–2011» в категории «Произведение визуального искусства».

В ночь с 26 на 27 февраля на сайте ГЦСИ был вывешен скандальный пресс-релиз о том, что «Война» удалена из шорт-листа номинантов. Причина выглядит очень неубедительной, надуманной, кроме того она противоречит регламенту премии: я (агентство «АртПолитика») и Евгений Уманский (Калининградский филиал ГЦСИ) как эксперты-«выдвигатели» якобы должны были запросить письменное подтверждение у группы об их согласии с выдвижением на премию. При этом характерная негативистская фразеология членов группы в интервью, данных по поводу номинации, была истолкована руководством премии «в свою пользу», а именно — как отказ от выдвижения.

 

Упомянутое выше решение ГЦСИ, во-первых, противоречит фактам: ни в одном из своих выступлений ни один из участников группы «Война» не отказывался от номинирвания и вхождения в шорт-лист. Более того, во многих своих выступлениях члены группы прямо высказывались, что согласны с выдвижением и никаких возражений по этому поводу не имеют.

Во-вторых, удаление из шорт-листа акции «Хуй в плену у ФСБ» группы «Война» и резоны, по которым принято это решение, прямо противоречат регламенту премии. Нигде в правилах не прописано, что «выдвигатели» обязаны предоставлять руководству премией письменное подтверждение согласия «соискателей». Руководству премии, отправившему мне и Евгению Уманскому официальные письма с претензией по поводу несоблюдения регламента, было бы логичнее требовать письменного подтверждения об отказе группы от выдвижения на премию. В свою очередь, отсутствие такого письменного отказа следует понимать как согласие группы «Война» со своим выдвижением на премию.

Опять же, выдвижение или удаление из числа номинантов того или иного автора — прерогатива экспертного совета, так же, как вручение премии — дело жюри. «Руководство премии» не может, не уполномочено принимать такие решения. То есть решение руководства в адрес группы «Война» — это не только чиновничий произвол в отношении художников, но и проявление крайнего неуважения к экспертному совету, который, хочу подчеркнуть, практически единогласно номинировал произведение «Хуй в плену у ФСБ». Решение «руководства премии» об удалении из шорт-листа группы «Война» также фактически обессмысливает деятельность жюри и ставит под удар репутацию всех номинантов премии.

Сложившаяся ситуация может иметь много возможных исходов. Наиболее очевидные:

 

1. Политкорректный: «Война» вернется в шорт-лист и неминуемо, теперь уже на все сто процентов, получит премию. Это легко можно предсказать, поскольку все члены жюри — люди, неангажированные и дорожащие своей репутацией, а акция «Хуй в плену у ФСБ» — безусловный лидер в своей номинации.

 

2. Скандальный: настаивая на своем, «руководство премии» еще более усугубит конфликт, что приведет к неизбежному протесту арт-сообщества. По всей видимости, большинство номинантов премии откажутся принимать в ней участие в силу явной непрозрачности процедуры номинирования. Жюри официально будет вынуждено отказаться участвовать в присуждении премии, к ним по тем же мотивам присоединится экспертный совет. Вопрос репутации при таком варианте развития событий станет решающим, и, как результат, присуждение премии «Инновация–2011» будет сорвано. А имидж премии окончательно испорчен.

 

В связи со всем вышеизложенным я присоединяюсь к ультиматуму номинанта Юрия Аввакумова с требованием к руководству премии «Инновация» немедленно отменить свое решение об исключении акции «Хуй в плену у ФСБ» из шорт-листа номинантов. Призываю поступить так же всех, кто участвует в премии этого года как номинант, член экспертного совета или жюри.

 

«Хуй в плену у ФСБ» — шедевр русского перфоманса. Все, о чем я писал выше, с моей точки зрения, важно, но все же это суета и казуистика, результатом которых будут занятные, но не решающие институциональные перемены. За всеми этими, по меткому выражению Кирилла Шаманова, «говнотёрками» могут поблекнуть и затереться действительно важные вещи.

 

Первое. Акция «Хуй в плену у ФСБ» — действительно, без всяких оговорок и скидок на политические аспекты, великое произведение современного российского искусства. С моей точки зрения — самое яркое явление в художественной жизни России 2010 года.

 

Перфоманс «Войны» на Литейном мосту в Питере — редкий случай, когда произведение актуального искусства получило столь широкий, и главное, единодушный отклик во всех слоях общества. Оно было адекватно оценено не только узким кругом профессионалов современного искусства, но радостно принято «фейсбучными» интеллектуалами, офисным планктоном, аудиториями «Эха Москвы» и телеканала «Дождь», людьми, кто увидел это воочию, и даже зэками «Крестов». Фотографии восставшего на Литейном мосту в Петербурге полового члена заставили бурлить не только российский Интернет. Зрители приняли игру смыслов, считали все слои художественного послания.

 

Соглашусь с Аристархом Чернышевым: «Хуй в плену у ФСБ» — один из самых крупных объектов кинетического искусства (он ведь поднимающийся-опускающийся объект). Это одна из самых остроумных — если не самая остроумная — в мире стрит-арт-интервенция 2010 года. «Хуй в плену у ФСБ» — первое за многие годы после «Туалета» (кажется, намечается такая низовая тенденция) Ильи Кабакова произведение из России, имеющее вес в мировом масштабе. Это подтверждают и искренний интерес, и серьезная финансовая поддержка группе от имени гуру стрит-арта Бэнкси, и многочисленные акции поддержки студентов художественных вузов и художников развитых стран.

 

«Хуй в плену у ФСБ» — шедевр в жанре перфоманса. Равных ему в этом году в русском искусстве не было. Произведение в концептуальном плане невероятно остроумно и свежо задумано, визуально очень ярко и чувственно, и наконец, технически виртуозно исполнено. За двадцать три секунды рисунок был нанесен и поднят над городом. Все произошло настолько быстро, что предотвратить его появление было невозможно. Сделать рисунок за десятки секунд — это практически балет, хореография — виртуозное владение материалом. Нарисованный член выполнен небрежно — ровно так, чтобы было понятно художественное послание, ровно так, чтобы каждый вспомнил, как сам рисовал такое. Точны и масштаб, и место исполнения — под окнами петербургского ФСБ, и время — особенно чувственно, я бы сказал, трогательно все выглядело утром: хуй стоит — машины ждут пока ляжет.

 

«Хуй в плену у ФСБ» — очень русское произведение, оно тесно связано с традицией низовой фольклора: «Мимо тещиного окошка я без шуток не хожу...» Для русского искусства всегда важной была социальная позиция художника. И здесь протестные настроения в российском обществе, недовольство властью выражены четко, иронично, не отягощая зрителя прямолинейными поучениями, и заключены в изобретательную анекдотическую форму.

 

Соль

Фото Юрия Пластинина

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com