запрещенное

искусство

18+

19.05.2012, Краснодарские известия, Анастасия Куропатченко

Марат Гельман: «Я готов к негативной реакции на свои проекты»

После скандально несостоявшейся презентации первого проекта Марата Гельмана выставка Icons все-таки открылась по-тихому.

Так же - без помпы и торжественных церемоний открылись выставки «Осторожно! Музей» и «Микротерритория». Выставка же краснодарских художников Мигачева и Казаса не состоялась. Почему? Никаких официальных пояснений по этому поводу дано не было. До начала шумихи вокруг четырех выставок в Краснодаре их куратор Марат Гельман рассказал «КИ»

 

О диалоге, игре, зрителе и публике

 

- Почему первыми вы показываете проекты Icons и Danger! Museum?

 

- Мне кажется, очень важно начать с той темы, которая сегодня скандализирована: в Icons художники работают с мифом. Здесь есть работы Владимира Куприянова, достаточно горькие, о том, что многие фрески, особенно когда они стали использоваться церковью, утрачены. Дмитрий Врубель берет образы горя потерявших сыновей палестинских женщин с фотоленты агентства «Рейтер» и сопоставляет с текстами Евангелия, и мы видим полное совпадение с так же актуальным, как и две тысячи лет назад, евангельским текстом.

 

Danger! Museum возникла, когда мне сказали, что у вас популярна «Ночь музеев». Но ведь есть еще и фильм «Ночь в музее», где с уходом последнего посетителя герои картин начинают жить своей жизнью! Выставка Владимира Дубоссарского и Александра Виноградова как раз об этом: они играют с Ренессансом, Пикассо, Шагалом. Такая игра очень важна, когда ты работаешь с непрофессиональной публикой: ее важно увлечь, чтобы и через месяц человеку захотелось снова прийти в музей.

 

- А «Лес» и «Микротерритория»?

 

- Каждый из четырех проектов является неким месседжем, презентующим будущий центр современного искусства. Icons - это большие концептуальные проекты. «Лес» - работа с местными художниками, в том числе не молодыми, а сложившимися. «Микротерритория» из Ижевска - знак того, что мы будем заниматься обменами, коммуникацией. Danger! Museum - отклик на общественный запрос, не важно, о чем идет речь - о «Ночи музеев» или детской выставке. Концепция центра в том, чтобы все время делать то, что вызывает интерес у непрофессиональной публики.

 

- К негативной реакции на ваши проекты вы готовы?

 

- Те иерархи, которым я показывал, как раз не против: глава Синодального отдела по взаимоотношениям РПЦ и общества протоиерей Всеволод Чаплин, отец Максим Козлов. Что-то им нравится, что-то нет - как обычным зрителям. Верующие такие же граждане, как и мы с вами, и имеют право митинговать, равно как и писатель Борис Акунин - идти на «Контрольную прогулку» по Москве. У нас же гражданское общество. Другое дело, что среди них могут быть мракобесы, какие-то сумасшедшие, но они тоже имеют право высказываться.

 

Чем отличаются неискушенные зрители от невежд? Неискушенный зритель спрашивает: как?  почему? что имел в виду художник? Невежда не понимает и не хочет понимать, заранее отвергая. У меня большой опыт общения с мракобесами: они ходят только на те выставки, где, как им кажется, что-либо их может оскорбить. Мы проводили в Москве по 15 выставок в году, и только одну из них - острую: социальную, политическую. И они приходят получить заряд негатива.

 

- К слову, кто из краснодарских художников вам интересен как коллекционеру?

 

- Что касается собственных художественных пристрастий, я купил у Мигачева и Казаса по одной работе: у Казаса мне нравятся поленья, у Мигачева - химический пейзаж. Казас едет в Пермь, арт-группировка ЗИП - тоже в Пермь, сейчас в Киеве большой биеннале, где выставка Лусинэ Джанян и «зипов»: в этом смысле я многим помогу попасть в правильный контекст. Что касается моей большой коллекции, то недавно я подарил полсотни работ Русскому музею, и половина «Микротерритории» - тоже мои. Так что я сам себе художественный рынок.

 

О буквах, заборах и письмах

 

- Означает ли закрытие вашей московской галереи открытие краснодарской?

 

- В советское время коллекционер - вспомните фильмы - это цеховик, барыга, и так было 70 лет. Чтобы появились коллекционеры, надо заново выращивать их класс, а это длительный процесс, которым мы в Москве занимались десять лет. Другой вопрос, что можно встроить Краснодар в международную систему отношений, когда он является одним из ее «филиалов». Рынок - это деталь, он не существует сам по себе, а появляется там, где есть насыщенная культурная жизнь, как один из ее элементов. Построить рынок, не построив художественной ситуации, невозможно.

 

- У Краснодара, как у Перми, где в среду вписаны огромные буквы «п», будет своя буква: «к» или «е»?

 

- Буква - это вишенка на торте (смеется). Можно придумать все, что угодно, но я для себя внутренне определился с брендингом: КрАБ, Краснодарская арт-база (ее страница есть во всех соцсетях. - Прим. автора). Очень легко запомнить: с одной стороны сrab как краб, а с другой - как только KrAB появится на парочке международных фестивалей от имени края, все запомнят.

 

- Как возникла идея галереи «Проходите мимо», где работы будут висеть на заборе?

 

- Здесь совпала идея переехавшего в Краснодар из Москвы Алексея Кнедляковского и мое появление. В Москве же такие вещи делали в подземном переходе. Кризис галерей существует, и не только галеристы ищут новые формы, но и художники: им кажется, что традиционное пространство слишком коммерческое. И это есть одна из них, и не первая подобная инициатива. В Москве долго была галерея «Пальто», когда художник приходил на разные вернисажи, распахивал пальто, а у него там висели работы. У Авдея Тер-Оганяна была галерея в чемодане: открываешь чемодан, а внутри маленькая экспозиция. Такие антирыночные проекты.

 

- Ваш прогноз: чем завершится история Pussy Riot?

 

- Я столько раз ошибался с прогнозами. Изначально я был уверен, что их выпустят. Дело не в том, справедливо они под стражей находятся или несправедливо: то, что сейчас делается, - это огромный ущерб для власти. Все то, что происходит с Pussy Riot, - абсолютно логичная ситуация: если бы их не посадили, художественная общественность осудила бы их акцию.

 

Краснодарские известия

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com