запрещенное

искусство

18+

15.05.2012, Труд, Евгений Акатов

Труд: Куда клюет «Золотой петушок»?

Недавно группа верующих попросила запретить постановку оперы Римского-Корсакова «Золотой петушок» в интерпретации режиссера Кирилла Серебренникова в Большом театре, сочтя ее богохульной

Верующие полагают, что постановка направлена «на унижение достоинства православных христиан», а актеры якобы глумятся над иконами и церковью. В связи с чем редакция, продолжая тему (начало — «Труд» от 12.05), задалась более общим вопросом: имеет ли смысл запрещать какие-либо художественные произведения?

 

Всеволод Чаплин, протоиерей, настоятель московского Храма святителя Николая на Трех Горах:


— У нас запрещена демонстрация нацисткой символики, осквернение священных предметов, оскорбления по национальному признаку и так далее. Эти формы закона должны действовать везде, в том числе в культуре. Попытка преступника оправдаться тем, что он художник, выглядит обыкновенным жульничеством. Что касается «Золотого Петушка» — надо смотреть, не было ли там поругания святынь. Если оно имело место, значит, это безнравственно и незаконно.

 

Андрей Кураев, дьякон, профессор Московской духовной академии:


— В зависимости от ситуации те или иные художественные произведения можно закрыть для широкой публики. Но в случае с «Золотым петушком» группа товарищей совершила большую глупость. Вместо того чтобы обратиться с письмом к режиссеру спектакля, открыть дискуссию, они используют какие-то советские методы.

 

Вадим Андреев, актер театра и кино:


— Я за свободу творчества, но против разнузданности и призывов к насилию. Хотя я и верующий, православный, но считаю, что церкви не следует вмешиваться в дела искусства. А то так и до инквизиции дойдет.

 

Сергей Мазаев, музыкант:


— Здесь должны отвечать компетентные люди, которые знают законы. Я атеист, родился в Советском Союзе, окончил физико-математическую школу и учился в МГУ. Поэтому разделить возмущение отдельных представителей православной общественности мне сложно.

 

Светлана Хоркина, прославленная гимнастка:


— Вопросы запретов пусть решают те органы власти, которые отвечают за мораль. У меня есть свое видение данного вопроса, но сейчас я воздержусь от комментариев.

 

Дмитрий Нагиев, актер, телеведущий:


— Какие-то вещи, наверное, имеет смысл запрещать. Но это скорее относится не к классике, а к тому, что сейчас производится. Битва с «Золотым петушком» меня удивляет, удручает и смешит.

 

Алексей Симонов, президент фонда гласности:


— Творческое запрещать бессмысленно. Важно, чтобы доступ к наследию был равным. Скажем, на патриотическое кино дают много денег, а на авторское — мало. Ну как можно заранее сказать, что кино будет патриотическим? Только потому, что его снимает Никита Михалков? Не нужно пытаться сделать из «Петушка» якобы экстремистское произведение, стремящееся разрушить «святую невинность» церкви. Надеюсь, однажды кто-нибудь объяснит, что же такое «экстремизм». До сих пор получается, что экстремизм — это открыто выраженное несогласие с мнением начальства.

 

Труд

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com