запрещенное

искусство

18+

15.09.1999, Литературная газета, Алла Латынина

Алла Латынина: Угодья маркиза Карабаса

Взрыв на Манежной сопровождался невнятными сообщениями о пачке листовок, найденных у входа в торговый центр. Некий Союз революционных писателей объявлял, что "террористические акты имеют в себе цель - создание реальной революционной ситуации" и что "гамбургер, не дожеванный погибшим обывателем. - революционный гамбургер".

 


Отчетливо пародийная лексика прокламации, восходящая к "Бесам" Достоевского, заставляла с тревогой относиться к находке.


Историческая память не так уж коротка, как кажется. А вдруг кто-нибудь из поклонников сценарной продукции лубянской киностудии эпохи расцвета затеял производство римейка?


Но очень скоро журналисты (оказавшиеся едва ли не проворнее фээсбэшников) автора листовок разыскали - и дело немного прояснилось.


Писательство всегда притягивало к себе психически ненормальных. Редакционные работники издавна приобретали стойкий навык с первых же секунд общения определять в тихом или буйном визитере "чайника" - по горячечному блеску в глазах, невнятной речи, желанию тут же вслух прочесть свои бесценные стихи (а то и роман), неповторимой. смеси самоупоения и неуверенности.


Невнятный графоманский текст обычно лишь подтверждал первое впечатление.


Теперь по редакциям ходят меньше. Зато некоторые из технически продвинутых "чайников" приобрели компьютеры и подались в Интернет.


Журналистам "Коммерсанта", встретившимся с Дмитрием Пименовым и получившим от него интервью за полсотни долларов и обед в кафе, без труда удалось установить, что Союз революционных писателей - плод больного воображения (или называйте это интернетовский художественный проект как хотите). Тем не менее в "Коммерсанте" (N158) появилась статья "Ответственность за теракт берут писатели".


У меня два вопроса к этому заглавию.


Первый: почему слово "писатели" употреблено во множественном числе, если новый "союз меча и орала" не имеет других членов, кроме самого Пименова? И второе: почему Дмитрий Пименов публично назван писателем? Ах, он сам так подписывается?


Бывает. Вот один гоголевский герой подписался "Фердинанд VIII", но никто ведь не стал ему выражать "знаков подданничества", а вместо того - холодной воды на голову.


Давно замечено - смутные времена благоприятны для самозванства. Наше - тоже, но какое разнообразие родов и видов!


Марат Гельман, приютивший Пименова на своем интернетовском сайте и поощрявший левую риторику своего подопечного, является одновременно идеологом правой политико-художественной акции под названием "Неофициальная Москва", о которой достаточно много уже писала наша пресса.


Одни мягко пеняли Сергею Кириенко за бессмысленную трату сил на приручение левого искусства - его адепты отнюдь не избиратели "правых". Другие обвиняли в политиканстве, в попытке оседлать и использовать художественный авангард. Третьи усмехались - это еще вопрос, кто кого использует.


Большинство статей писалось накануне фестиваля - наша пресса в стремлении обогнать событие часто теряет интерес к уже случившемуся. Меж тем анализ происшедшего часто меняет масштаб - как это и случилось с фестивалем. И дело вовсе не в том, что он провалился. Напротив - кино показывали, музыка звучала, стихи читали, презентации книг проводились, актеры играли, галереи работали, публика тусовалась. Только вот выяснилось, что большинство, участников даже не подозревает, что принадлежит к "неофициальному искусству". Помните, как Кот в сапогах уговаривал крестьян: "Скажите, что это луга (поля, леса) маркиза Карабаса". И вот сеятели, садовники, жнецы и кузнецы, занятые своим делом, подтверждают да, мы карабасовские. Им бы только свой урожай собрать. "Какую же культуру сейчас, в постсоветское время, считать официальной - Кобзона и Зыкину? Церетели и Н. Михалкова? Пугачеву и Жванецкого? Лихачева и Плисецкую? Но это вовсе не официальная, а скорее массовая, либо популярная, либо коммерческая, либо классическая культура", - рассуждает Михаил Эпштейн, наивно предлагая другое название фестиваля - отвык за время профессорства в Америке от московского политиканства и повадок котов в сапогах.


Добавим, что и сам успешный галерист, издатель, активно навязывающий широкой публике курируемые им проекты, Марат Гельман давно уже часть самой что ни на есть "истеблишментарной" культуры (хотя ему и не удалось потеснить Церетели с городских строительных площадок). Но в рамках дихотомии массовое - авангардное, коммерческое - элитарное не развернешься. Так и возникает проект борьбы за освобождение искусства из цепких пальцев власти.


И в чем-то он сродни проекту "Союза революционных писателей" - при всей разнице масштабов.

 

Литературная газета

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com