запрещенное

искусство

18+

10.02.2005, Владимир Сальников

Владимир Сальников об "Интерполе" в Стокгольме.

Задолго до того, как западные братья-капиталисты объяснили нашим олигархам, что гусь свинье не товарищ”, истину эту растолковали русским художникам их шведские коллеги на русско-шведской выставке “Interpol”, куда московский куратор Виктор Мизиано привез группу московских, так называемых, радикальных, художников, в числе коих был Александр Бренер, а хозяева, шведы, пригласили еще и Олега Кулика.

 

 

Кулик в то время еще только входил в роль собаки и потому, в экстазе энтузиазма искусал нескольких посетителей, включая куратора проекта со шведской стороны Яна Омана (Jan Aman).

 

Случилось это на вернисаже 2 февраля 1996 года в Стокгольмском в зале Fargfabrieken.

 

Психоз, как известно, заразителен, и Бренер, спровоцированный буйствами Кулика, и войдя в роль рок-звезды, не выдержал напряжения, психанул, и разрушил ненавистную всем русским участникам встречи гигантскую инсталляцию китайского художника Венда Гу (Wenda Gu).

 

Интересно, что в это самое время шведский куратор, выведенный из себя бесчинствами человека-собаки, и забывший о принципах гуманного отношения к животным, бил ее ногами по морде лица.

 

В результате инцидента по инициативе французского критика Оливера Зам (Olivier Zahm) иностранцы написали донос на русских коллег.

 

Подписали бумагу почти все, кроме одного, шведские художники, вообще все западные участники мероприятия.

 

Донос, так называемое, An Open Letter to the Art World тут же разослали по всему миру с помощью факса и электронной почты.

 

Подписанты обвинили русских во всех возможных грехах: в нетоварищеском поведении, в антидемократизме, в хулиганстве, в skinhead идеологии, в стремлении вносить разрушение и хаос, вспекулятивности и популизме, в империализме, в дискриминации женщин.

 

Так русские художники оказались в “группе исключения” — “художниками третьего сорта”, “арт изгоями”, наподобие того, как в политических изгоях очутились Иран, потом Ирак, а затем Северная Корея.

 

Соответственно куратор проекта с русской стороны Виктор Мизиано стал в глазах международной артобщины пугалом — чем-то вроде Саддама Хусейна или Слободана Милошевича.

 

Единственно, никто пока не подал на Мизиано в Гаагский Суд, хотя это было бы логично — разрешать подобные конфликты в таком вот международном Арт Суде или товарищеском суде советского типа или подобного китайским собраниям по самокритике времен Культурной Революции, что стало бы логическим продолжением “политик равенства”.

 

Из эссе "Мои фрустрации в 90-х"

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com