запрещенное

искусство

18+

25.03.2005, Правая ру, Илья Бражников

Имперские символы и фекальная масса

Сравнивая постановку «Детей Розенталя» с акцией Гельмана «Россия-2» и выставкой «Осторожно, религия!», легко убедиться, что это явления одного ряда. «Дети Розенталя» представляют собой попытку затопить имперские традиции русской культуры фекальными массами поп-арта.

Искусство поп и соц-арта, которым всю свою жизнь занимался "король гноя и сала" Сорокин, несмотря на отдельные успехи, по-прежнему остается недоступным основной массе населения, что и демонстрирует реакция депутатов. Эта реакция, увы, предсказуема и учтена, заложена в основание самого метода.



Заставить известных культурных «кумиров» с узнаваемым, по многочисленным портретам, имиджем действовать в современной социокультурной ситуации, общаться с проститутками, братвой и т.п. – в высшей степени провокативно.


Это комический жанр, культурные корни которого уходят в античность, к комедиям Аристофана. Реакция «оскорбленной невинности», которую демонстрируют депутаты, к сожалению, показывает невысокий уровень их гуманитарного образования. Странно и глупо поднимать вопрос о нравственности в центре Москвы, где на каждом шагу можно увидеть гораздо более целостные образцы безнравственности: вызывающие во всех смыслах билборды, казино, ночные клубы, рекламу и т.д.



Весь нравственный пафос, на самом деле, может сводиться только к тому, что Большой остается последним бастионом классической морали в окружении зла. Однако, эта мораль, как и оперное искусство в целом, — буржуазны по происхождению и отнюдь не являются образцом истинной нравственной чистоты.



Морализаторский подход к принципиально аморальному творчеству Сорокина смешон и непродуктивен, ибо задача современного художника – заинтересовать как можно большее количество людей своим искусством, лишь бы его читали, смотрели и т.д. Если его творчество не будет нести провокативного заряда, им никто сегодня не заинтересуется.



С другой стороны, сравнивая постановку «Детей Розенталя» с акцией Гельмана «Россия-2» и выставкой «Осторожно, религия!», легко убедиться, что это явления одного ряда.



Выставка в сахаровском центре, ставшая материалом для суда, призвана бить по религиозным основаниям русского общества, гельмановский перформанс направлен против традиционной для России сакрализации власти. В данном же случае речь идет о дискредитации ещё одного имперского символа.



Несмотря на всю буржуазность оперного искусства, нельзя не признать, что в России Большой театр все же стал элементом аристократической и даже монархической культуры. В становлении Большого деятельное участие принимал такой образцовый Царь-государственник, как Алекандр III. Чайковский не состоялся бы без высочайшей поддержки. Далее, в эпоху Дягилева Большой становится символом русского искусства вообще — быть может, последним символом русской дореволюционной культуры. С начала ХХ в. Большой театр во всем мире стал синонимом русскости.



Итак, если «Осторожно, религия!» бьет по религиозным чувствам, «Россия-2» – наносит удар по чувству сакрального в отношении государства, то «Дети Розенталя», не являясь в прямом смысле русофобией (там скорее снижаются классические персонажи музыкального "олимпа": в их числе Моцарт, Вагнер, Верди), целится в последний символ имперской культуры и тем самым так же успешно, как и первые две акции, бросает вызов сакральным основаниям Русской цивилизации.



Аполитичный Сорокин (общественные взгляды его ограничиваются вялым антисталинизмом) используется в данном случае почти «втемную» в самых непосредственных политических целях. Постановка на сцене Большого такой оперы – разрушение символа большого национального искусства. Поэтому эта акция антинациональна.



Журналисты, даже патриотически настроенные, зачем-то ставят проблему художественной рецепции Сорокина и его творчества, в то время как надо ставить проблему полноценного антирусского культурного заказа на высшем государственном уровне.



Программа «Культурная революция» воинствующего безбожника и русофоба Швыдкого, крышующего эту постановку, наносит вреда стократ больше, чем все творчество Сорокина, помноженное на всю гнойно-фекальную массу, выложенную на страницах его книг.



Тем не менее «Дети Розенталя» и представляют собой попытку затопить имперские традиции русской культуры этими самыми фекальными массами поп-арта, венчают ряд антиимперских ударов по значимым национальным символам, поэтому правильным было бы осуществлять постановку в не столь исторически маркированных центрах – возможно, как верно предложила депутат И. Савельева, место этой постановки – «экспериментальная сцена, молодежные и новаторские театры».



Однако вся современная европейская культура прошла путь перевода маргинального в официальное. Таковы законы постмодерна. Не минуют они, видимо, и Россию.



Кассовый сбор, который увеличится, конечно же, благодаря такому черному пиару, покажет насколько мы уже «цивилизованны», насколько маргинал и эстет 90-х может быть воспринят культурной массой. И если успех представления будет долгим, то мы сможем себя поздравить с ещё одним успешным шагом в наше оранжевое будущее, — с тем, что окончательно утратили традиции имперской культуры, и у нас представления об иерархии в искусстве больше нет.

Правая ру

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com