запрещенное

искусство

18+

27.10.2006, Город N, Юлия Уракчеева

Город N: Искусство или жизнь

Выставка «Искусство или смерть. Двадцать лет спустя», открывшаяся 16 сентября в ростовском Музее современного искусства, вызвала агрессивную реакцию некоторых верующих. По словам куратора выставки Светланы Крузе, в музей приходят с угрозами. Это личная инициатива граждан, но и в ростовской епархии говорят, что намерены официально добиваться закрытия выставки, по мнению церковнослужителей оскорбляющей чувства православных.

 

В товарищество «Искусство или смерть» объединились в конце 1980-х ростовские художники Авдей Тер-Оганьян, Александр Сигутин, Юрий Шабельников и Валерий Кошляков. Вскоре они переехали работать в Москву, участвовали во множестве персональных и совместных выставок. Тер-Оганьян после скандальной выставки «Юный безбожник» в Манеже эмигрировал в Чехию. Нынешняя экспозиция в Музее современного искусства собрала несколько работ, созданных товариществом за последние годы. Есть инсталляции, видеоработы, и даже наиболее привычные для глаза произведения, которые можно повесить на стену, не всегда являются картинами в обычном понимании. Словом, настоящее современное искусство. Более узко направление своего творчества художники не определяют.

 

Выставка маленькая, но эпатажная. Например, Юрий Шабельников поработал кондитером и создал торт «Мавзолей» — кремовый, вполне съедобный Ленин в натуральную величину. Торт съели московские любители прекрасного, приговаривая: «Ленин в тебе и во мне». В Ростов он приехал уже в виде фотографии. Но сейчас резонанс вызвали работы другого художника — Александра Сигутина. Как и его коллега Тер-Оганьян, он переосмысливает религиозную тематику, помещает ее в контекст современности. В музее представлены несколько произведений: инсталляция «Десять заповедей» (просто десять заповедей черным шрифтом по белому фону) и серия «Жизнь замечательных людей» (1998–2003) в соавторстве с Владимиром Анзельмом. Это двухслойные картины, где на первый слой — канонические изображения святых — наложен второй — широкие мазки краски.

 

Отзывы посетителей о выставке варьируются от веселых и одобрительных до раздраженных и клеймящих. Середины нет. Несколько дней назад в книге отзывов появились пылающие гневом строки: художников обвиняли в попрании святынь. Затем начались угрозы по телефону: мы приведем казаков с плетками, вы безбожники и ответите за это. В выходной день Александру Сигутину позвонила смотрительница выставочного зала и сказала, что приехала какая-то телекомпания и просит его дать интервью.

 

— Я приехал, стал рассказывать им о своем творчестве, и тут один из этих людей начинает меня бить, — говорит художник.

 

Похожая ситуация произошла с выставкой «Осторожно, религия!» в московском центре Сахарова три года назад. Организаторы объясняли ее замысел так: «призыв к бережному, деликатному, уважительному отношению к религии, вере, верующим людям, и знак — «Внимание, опасность!» — когда дело касается религиозного фундаментализма (неважно, мусульманский он или православный), сращения религии с государством, мракобесия».

 

Русская православная церковь тогда официально заявила, что «любое публичное осквернение иконографических изображений Господа Иисуса Христа, Божией Матери и святых — то есть совмещение их с чуждыми изображениями, помещение в ненадлежащий контекст, употребление в книгах, фильмах и постановках, пропагандирующих человеческие страсти, использование в рекламе, в объявлениях колдунов и знахарей, на этикетках бытовых товаров — оскорбляет чувства верующих». В таком случае, как резонно ответили организаторы выставки, под запрет подпадет множество произведений изобразительного искусства и бытовых товаров — фильм «Андрей Рублев» Тарковского, иллюстрации Гюстава Доре к Библии, картина «Крестный ход в Курской губернии» Репина, календарики с изображением святых и т. д. Однако московскую выставку разгромили хулиганы, испортив почти все выставленные работы и оставив на стенах надписи о ненависти художников к православию.

 

Александр Сигутин участвовал в той выставке и говорит, что это некая заранее спланированная форма борьбы фундаменталистов против искусства, и ростовская ситуация — ее продолжение.

 

— Даже были заведены уголовные дела про разжигание религиозной розни. Но все адвокаты говорят, что разжигание — это нечто устойчивое и целенаправленное. И, разумеется, художников не осудили. Меня допрашивали два года, но, кстати, следователи ни разу не спросили, верующий ли я человек. Спрашивали: «В чем смысл вашей работы?» Следователей не всякий ответ устроит. И я, много лет говоря на эту тему, придумал ответ: «Каждое произведение несет в себе неопределенное множество смыслов», — говорит Сигутин, пытаясь пояснить суть работ цикла «Жизнь замечательных людей». — Тут изображения святых закрашены, и сверхидея в том, чтобы посмотреть на пересечение художественных текстов. Я наблюдаю, как традиция входит в современность. Смысл искусства — создать визуальный образ. Раздражение у зрителей возникает, когда нет культурного опыта. Раздражение возникает, когда наш традиционалист подходит к оценке в богословском аспекте. А творчество должно рассматриваться только в собственном ключе.

 

По словам куратора выставки Светланы Крузе, после того как недавно ранним утром внутрь рвались несколько агрессивно настроенных людей, решено было снять со стены четыре сигутинские картины. Сиротливо свисают шнуры. Но остались и «Десять заповедей», и «Апокалипсис сегодня» Шабельникова, переосмысливающий гравюру Дюрера. Поймут ли это очередные посетители выставки? Со стороны официальной церкви стремление понять минимально. Пресс-секретарь епархии отец Никодим обещал приехать в музей. Когда учредителю музея Елене Левиной удалось дозвониться до одной из сотрудниц этой структуры, оказалось, что та на выставке не была, но уже готовит официальные письма с просьбой о ее закрытии. Не был на выставке и благочинный Ростовского округа отец Иоанн (Осяк), который выразил готовность подать иск об оскорблении чувств верующих.

 

— Ко мне идут прихожане, требуют принять меры, — говорит он. — Вот я сейчас посмотрел сюжет, отснятый нашей телекомпанией… Нет, бить художника они не пытались, ерунда! Просто у одного из них возник такой эмоциональный порыв. Выставка ужасна. У нас же есть знаменитые иконописцы, а это зачем? Самих икон нет, они замалеваны — это глумление над иконой. Если бы это было в частном доме — ну бог им судья, но тут — на дверях же висит реклама. На черном плакате написано: «Искусство или смерть». Это же сатанизм какой-то! Ему хочется так рисовать? Ну а Чикатило хотелось убивать людей. Так что ж, позволять? Этот художник затрагивает не меня, а мою религию. Вот мусульмане — появилась карикатура на пророка, так они жестко реагировали. А мы что, сидеть должны? Реакция будет.

 

Организаторы выставки расстроены и возмущены. Убедить решительно настроенных православных в том, что искусство следует судить только по законам искусства, они не надеются.

 

— Диалог невозможен с человеком, который тебя не слышит, — считает Светлана Крузе. — А ведь православие проповедует терпимость! Могут ли другие люди нам диктовать, что нравственно, а что нет?

 

На входе в музей повесили объявление: «На выставке представлены тексты и изображения религиозного содержания в неканонической форме. Если это может вас шокировать, просьба воздержаться от посещения выставки».

 

Город N

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com