запрещенное

искусство

18+

04.07.2012, АЧК-Беларусь

версия побоища у клуба “Баррикада” глазами антифашиста

Антифашисты, участвовавшие в побоище у клуба “Баррикада”, изложили нам свою версию случившегося. Один из них максимально подробно попытался описать все моменты конфликта и дальнеших прошествий:

“Короче, едем на тачке. Я говорю чувакам, что курить заебали в машине.*** остановила тачку, пацаны вышли. На них начали там боны выёбываться. Погнали наших. Кто-то успел в тачку забежать. *** дала по газам. На светофоре остановились. Потому что перед нами тачка на красный встала. Сзади встала тачила эшников (я сначала подумал, что боны, думал пизда пришла). Выбегают амбалы со стволами. Приставляют дуло к ***ной голове, говорят, выходи, а то застрелим нахуй. Она ровно себя повела, всё чётко. Вытащили её. Я понимаю, что никуда не деться. Открываю дверь. Получаю раза четыре в ебло. Охуеваю от звёздочек в глазах. Вытаскивают на землю. Лбом в асфальт. Наручников не хватило. Два эшника наступают на руки. Все руки в крови. Пиздят, спрашивают про Шкабаря и Сократа. Называю не свои данные. Вижу свет камер. Но они были не долго. Начинают фотать, говорить “Ждите себя на афаскаме“.

 

Подвозят к ОВД. Вытаскивают. Ставят рядом со зданием.  Смотрю на лица товарищей. Одному пробили что-то на голове. Течёт кровь. Смотрю на своё отражение в окне здания. Охуел. Пол лица синяя. За разговоры между собой всем угражают шокером. Как позже выяснилось, в двоих, кто не успел в машину разрадили шокер полностью. Думаю, что кара скоро
настигнет их всех. В голове только ненависть и мысли о том как
сбежать. Появился план. Был шанс. Остался на месте. Всех по очереди заводят в здание. Изымают вещи. Заводят в одиночные камеры.

 

Понимаю, что когда ты один в КПЗ, единственный твой враг – время. Оно, сука, такое медленное. Охуеваю. Думаю, что всё обойдётся, но надежды, конено, на это мало. Хожу. 10 кругов по камере, 18 кругов по камере, 45 кругов по камере,  415 кругов по камере. Как позже узнал, площадь помещения была 11 квадратных метров. На 420 круге решил лечь спать. Спать на деревянных нарах вовсе не кайф, хочу сказать. Многие это уже
знают.  Будят очень ранним утром. Ведут по коридорам. Везде роются серые крысы. Ведут по лестнице на второй этаж. Кабинет 24. Вижу троих сотрудников в штатском. У всех крутые мобилы. Говорят, что буду сейчас объяснительную давать. Несу хуйню. Не помню адрес. Получаю по голове. Вдруг вспоминаю, примерно. Потом ещё раз. Стал ещё чуть ближе к моменту просветления. Нога в рёбра. Блядь, вспомнил адрес поностью.
Что говорю вовсе не важно. Поверьте на слово. Вспомнил настоящие данные. Выясняется, что бил меня правый эшник. Мы с ним земляки. Жили буквально в четырёх километрах друг от друга. Показывает татуировку черепа на плече. Всё время ставил “Ю маст мёрдер” и другое говно. Понимаю, что в голове у него та же жидкость. Болят рёбра, голова, начинают болеть колени. Понял, что ударился ими, видимо, при задержании. Подписался. Уводят обратно в камеру. Лёг спать.

 

Проснулся от того, как открывается дверь. Зашло несколько человек. Оказались правозащитники. Очень хорошие. Спросили имя, фамилию. Пошли вопросы. Еду давали? Нет. Звонить давайли? Нет. Ещё что-то. Уже не помню.  Замерили размер камеры. Лёг спать дальше. Время очень бесит. 2-го числа вечером у меня появился адвокат. Забавно, что при задержании 1-го в 23:50, протокол задержания был составлен 2-го в 22:10. Получается, что эшники били пустоту. Учитывая, что официально меня там не было в первые сутки, рёбра подозрительно сильно болели.

 

Вечер 2-го числа. Адвокат добился отвоза меня в больничку. Представил, что я чиновник. Меня катали менты, по всюду со мной ездили. Круто же. Ладно, не важно. С явными признаками сотрясения (а я знаю, что это за признаки) мне сказали, что сотрясения нет. Ну нифига себе. Вот удивили, а то я не знал. Вернули обратно. Дальше началась всякая не интересная фигня, катали то на Петровку в ИВС, то обратно в ОВД. Сколько серых крысок я не видел в конвое, но, сука, у каждой был iPhone 4G. Как нахуй так? У каждого, блядь. Не понимаю. Хотя, что я вру. Конечно, понимаю. Потерял счёт времени. Очные ставки. Убедительно врут, сучки. 4-ое число. Работаю. Регистрация. Я хороший, так-то. Странно. Первый не толстый судья, первый не толстый прокурор. Я видел много, но, чтобы прокурор был против заключения под стражу на время следствия, первый раз. Как так? Этого точно не понимаю.  Свобода. Свобода. Вкусная булочка и Лаймон Фреш. О, да!”

 

Анархический Черный крест -Беларусь

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com