запрещенное

искусство

18+

04.05.1998, Огонек, Юлия Полякова

Огонек: Марат и Зураб

- Есть только два человека в России, которые профессионально относятся к искусству как к большому бизнесу - вы и Зураб Церетели, один из богатейших людей страны. В чем разница между вами?



- Наши подходы различаются фундаментально. Во-первых, Церетели перепутал историю искусств с Книгой рекордов Гиннесса. Когда он говорит о произведении искусства, он пользуется категориями "большое" и "самое большое". Его творения для истории искусств просто не существуют.



Во-вторых, то современное искусство, которое мне интересно, является частью интернационального контекста. А Церетели, Глазунов и Шилов - художники региональные, не интересные мировому сообществу. Такие тоже нужны, но только своей стране.



В-третьих, в отличие от Церетели, я галерист, а не художник, совмещающий искусство и бизнес. Я зарабатываю на лучших художниках, а не проталкиваю собственные произведения. Моя позиция жесткая: менеджер не должен быть художником. Иначе постоянная внутренняя борьба, победит в которой более сильный - менеджер. Зачем это все Зурабу? Ведь в шестидесятые он делал прекрасные мозаики, в отличие от большинства художников был аполитичен, тем и интересен.



- Сначала ваши люди стояли в пикетах с плакатами "Долой памятник Петру!". А потом Гельман и Церетели вдруг помирились... Это было связано с тем, что вы выиграли конкурс на реконструкцию Гостиного двора в Москве, сулящий немалые деньги?



- Нет. Эти два события просто примерно совпали по времени.



- Тогда что вас заставило пойти на попятную?



- Основной причиной этого стал проведенный среди москвичей социологический опрос. Выяснилось, что 70% опрошенных за то, чтобы памятник Петру I работы Церетели стоял. Почему? Большинство москвичей обожает Лужкова, и таким образом проявляет свое верноподданство. И мы не стали идти до конца и настаивать на референдуме. Если бы большинство на нем проголосовало за памятник, то тогда Петру жить вечно, по Конституции решение референдума отменить не имеет права ни один суд.



Долго ли еще стоять этому памятнику? Как только Лужков потеряет власть, преемник сразу же снесет его. Для нового мэра это будет отличная рекламная акция.



- В беспринципности после примирения с Церетели вас никто не обвинял?



- Те, кто меня не знает, обвиняли, конечно. Ну и что?



- Какие у вас сейчас отношения с Церетели?



- Никаких. Со времен конфликта мы не встречались.

 

Огонек. Фрагмент интервью "Марат - это шок" Юлии Поляковой с Маратом Гельманом

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com