запрещенное

искусство

18+

09.04.2013, Коммерсантъ-ФМ, Алексей Корнеев

Ярослав Нилов: "Мы должны дать инструмент, чтобы сами граждане начинали наводить порядок"

Госдума рассмотрит в первом чтении законопроект о защите чувств верующих. Один из авторов нормы, глава думского комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций, член ЛДПР Ярослав Нилов обсудил ситуацию с ведущим Алексеем Корнеевым.

Документ вводит тюремные сроки и крупные штрафы за оскорбление религиозных чувств граждан и осквернение святынь. Инициаторами проекта закона стали члены всех четырех парламентских партий.



— Документ какие-то изменения претерпел перед первым чтением?



— Нет, в первом чтении Государственная дума принимает документ, то есть поддерживает концепцию того законопроекта, который был внесен. А концепция – это усиление ответственности за любые противоправные действия, направленные на оскорбление религиозных чувств граждан, на осквернение мест религиозного почитания. У нас есть консенсусное концептуальное понимание того, каким образом документ можно менять ко второму чтению. Это результат очень долгой совместной работы с участием разных специалистов, юристов, политологов, членов Совета федерации, членов президентского совета по правам человека, членов Общественной палаты, юристов. Поэтому мы нашли те формулировки и те нормы, которые мы предложим ко второму чтению в виде поправок для того, чтобы в итоге получить документ, который будет устраивать абсолютное большинство заинтересованных сторон.



— А кто заинтересован в этом документе? Что вообще подразумевается под "оскорблением чувств верующих"?



— У нас в Уголовном кодексе есть четкое понятие, что является оскорблением. Оскорбление – это унижение чести и достоинства человека, выраженное в неприличной форме. Поэтому оскорбление – это унижение человека по признакам его отношения к религии.



— Да, но что такое "оскорбление чувств верующих"? Например, если я в кепке захожу в православный храм, куда в кепке заходить не советуют – это оскорбление чувств верующих? Могут на меня подать в суд за это?



— Нет. Это вы уже начинаете в детали уходить. Я вам еще раз говорю, оскорблением являются публичные действия, у нас так в законе и прописано, которые выражены в неприличной форме, оскорбление – это унижение чести и достоинства человека, выраженное в неприличной форме. Если вы зашли в храм в кепке и начинаете в храме орать нецензурной бранью – это оскорбление. А то, что вы зашли просто в кепке, под действие уголовного законодательства это не подпадает.



— Но для многих верующих это будет оскорблением.



— Я вам еще раз говорю, что в данном случае неприличной формы нет, публичных действий, направленных на оскорбление нет. Другое дело, если, к примеру, на свинью одели хиджаб и принесли к мечети – это целенаправленные действия, которые направлены на то, чтобы дестабилизировать ситуацию, для того, чтобы оскорбить религиозные чувства верующих мусульман. И мы понимаем, какие последствия после этого могут быть.



— На улицах Москвы в последнее время довольно часто во время праздников некоторых религиозных конфессий убивают животных.



— Это вообще отдельная история. Фракция ЛДПР внесла проект закона. Мы считаем, что такие вещи можно делать только в специально отведенных местах и только на территориях религиозных организаций. Кстати, муфтии тоже недовольны тем, что убивали на улицах Москвы, резали баранов. Это недопустимо. Это, в том числе, имиджевый удар по самим религиозным организациям. Несколько месяцев назад, в соборе Парижской Божьей Матери группа хулиганок устроили очередную кощунствующую такую акцию, помните? Так вот, я официально запросил через МИД, что грозит этим девушкам. За то, что они оскорбляют религиозное чувство, им грозит до года тюрьмы и очень существенный денежный штраф. Но так как в результате их действий пострадало еще и имущество, то там до десяти лет лишения свободы и до €200 тысяч штраф. Поэтому, если мы посмотрим международный опыт, то везде право граждан на свободу совести и вероисповедания защищается законом. И чаще всего, возьмем европейскую практику, то уголовным законом.



— А в Думе все единогласно поддерживают этот законопроект? Есть, кто против этого документа?



— Нет, у нас внесли его представители всех думских фракций. У нас есть отдельные депутаты, которые живут по навязанному ритму и по навязанным стереотипам еще той большевистской России, когда усердно навязывался культ атеизма. Поэтому для них любое упоминание слова "бог" вызывает жуткое раздражение и тут же такую противоречивую реакцию. Поэтому, я думаю, что, конечно, единицы, кто будет высказываться против. Но в целом присутствует понимание того, что у нас многоконфессиональная страна.



— Но у нас светская страна при всем при этом.



— Так я еще раз говорю, у нас действительно светская страна, но у нас многоконфессиональный состав нашей страны. Поэтому любые попытки дестабилизировать, используя религиозный фактор и многоконфессиональный состав, должны жестко пресекаться государством. И мы должны как законодатели дать нужный инструмент, чтобы сами граждане начинали наводить порядок. Смотрели, наверное, передачи, когда власти наводят порядок в торговле наркотиками.

— Нет, не смотрел, к сожалению.

 

Коммерсантъ-ФМ

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com