запрещенное

искусство

18+

13.03.2013, Московские новости, Павел Родькин

Московские новости: «Это не искусство!»

Свидетельство кризиса культурного развития — «это-не-искусство», а скандалы и отсутствие диалога

 

Скандалы, связанные с современным искусством, которые участились в последнее время, если отбросить их внешнюю гротескность, показывают слабость профессиональной и внятной критики — раз уж «совриск» будоражит и раздражает большую часть общества, политического класса и культурной среды. Между тем, критический анализ и диалог чрезвычайно важны для того, чтобы современное искусство оказалось, наконец, включенным в культурное производство.

 

В начале марта этого года швейцарский художник Мило Рау провел в Сахаровском центре «Московские процессы», в рамках которых обсуждались судьбы экспозиции «Осторожно религия», и группы «Pussy Riot».

 

Ознаменовались «Московские процессы» и появлением казаков, уже заявивших о себе в художественной жизни страны в качестве главных экспертов. Страсти вокруг современного искусства постоянно нарастают. Происходит это во многом потому, что искусство в России долгое время выполняло определенную идеологическую функцию, и мы продолжаем воспринимать его в таком качестве. Даже сегодня, когда ярко выраженной государственной идеологии нет, вопросы искусства неизбежно переходят в политическую плоскость.

 

Искусство XXI века, при всей его неоднозначности, спорности и конфликтности, в России до сих пор оценивается с позиции «классики», под которой проводится искусственная черта где-то в XIX веке, отделяющая «хорошее» от «плохого». Так, например, «Черный квадрат» Малевича уже попадает в категорию антиискусства. Подобная конструкция никак не способствует пониманию искусства во всем его  многообразии. Ведь и сам «классический период» неоднороден; большинство художественных течений (от передвижников до футуристов), ставших сегодня классикой, возникали как революционные по отношению к существовавшем школам и стилям и были резко встречены художественной критикой и общественным мнением того времени.

 

Фактически, у противников современного искусства нет объективных аргументов против — вместо них используется разного рода политический популизм и «запугивание». Отсутствие свободной дискуссии внутри культурных институций, примитивизация наблюдается у всех сторон полемики, которая предельно накалена и все больше политизируется, поэтому не смогли внести ясность в проблему и «Московские процессы». Невозможность культурного диалога связана с тем, что сегодня сталкиваются не просто две разные традиции – новаторская и консервативная, а две непримиримые глобальные идеологии и индустрии, которые пытаются утвердить себя в качестве тотальных систем. Возможно, такое «противостояние» могло бы превратится в здоровую конкуренцию если бы не постоянное вмешательство государства на стороне прошлого.

 

Проблема, таким образом, вышла за рамки чисто академического или искусствоведческого спора. Для самого искусства это не означает ничего хорошего. Сталкиваясь с постоянным политическим запретом (или как минимум подозрением), современное искусство становится деструктивным. Но и традиционное искусство в «замороженном» качестве, которое хотят навязать консервативные силы, не является созидательным и объединительным. Наиболее свободной креативной индустрией еще остается дизайн, в котором «легализуется» и сохраняется большая часть русского авангарда. Но дизайн не имеет сегодня такого политического и социального веса как современное искусство.

 

К слову, плакатная акция «Родченко 120» до сих пор вызывает живой интерес аудитории, а прошедшая в начале марта конференция к 100-летию Манифестов футуризма «Пощечина общественному вкусу» и «Слово как таковое» (к 120-летию В.В.Маяковского) продемонстрировала потребность общества в изучении этого уникального пласта, который продолжает быть вычеркнутым из официальной культуры.

 

Современное искусство воспринимается все еще как оппозиционная альтернатива «большой культуре». Скандалы вокруг него продемонстрировали кризис культурного развития России, связанный с блокированием любого позитивного диалога, который стал настоящим непреодолимым препятствием для художественной, интеллектуальной и политической элиты. И этот кризис не может быть решен запретами.


Московские новости

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com