запрещенное

искусство

18+

11.03.2013, Профиль, Наталья Каминская

Профиль: Репетиция и полиция

Донос на спектакль «Отморозки» куда изощреннее простой жалобы на увольнение

На «Гоголь-центр» и спектакль «Отморозки» «наехал» некий Московский общественный совет по нравственности и социально значимой информации

 

За последние недели в московской театральной жизни произошло несколько серьезных художественных событий и несколько совсем нехудожественных.

Премьеры «Евгения Онегина» режиссера Римаса Туминаса в Театре им. Евг. Вахтангова и «Доброго человека из Сезуана» Юрия Бутусова в Театре им. А.С. Пушкина производят сильное впечатление, о них говорят и спорят. Надо бы радоваться, ведь нечасто случаются подряд две высококлассные театральные работы. Но трудно радоваться, когда в процесс создания и показа спектаклей вмешиваются то отряды казаков, то полиция, а то и вовсе черные маги.
В здание Сахаровского центра, где шел спектакль, представлявший собой театрализованную реконструкцию судебного процесса над Pussy Riot, наведались сначала представители Федеральной миграционной службы, а затем и казачьи патрули.


В «Гоголь-центр» пришло уведомление из полиции, в котором сообщается, что постановка режиссера Кирилла Серебренникова «Отморозки» будет проверена на наличие в ней призывов к экстремизму.

 

Ну а художественный руководитель Московского драматического театра им. К.С. Станиславского Валерий Белякович, придя на работу, обнаружил собственную фотографию с выколотыми глазами.

 

Начнем с последнего. По сравнению с художественным руководителем балетной труппы Большого театра Сергеем Филиным, которому не на фотоизображение, но в живые глаза плеснули кислотой, Белякович отделался легко. Но от этих ритуалов культа вуду отчетливо попахивает мракобесием.

 

Вообще, мракобесие всех мастей и калибров с каждым днем все больше разливается в нашей атмосфере. Театр им. К.С. Станиславского с завидным упорством продолжает избавляться от творческих руководителей. Клянясь в верности каким-то там святым художественным традициям, дружный коллектив совсем не художественно выжил в свое время Владимира Мирзоева, затем Александра Галибина, а теперь подошла очередь Валерия Беляковича.


На «Гоголь-центр» и спектакль «Отморозки» «наехал» некий Московский общественный совет по нравственности и социально значимой информации, реальные параметры которого так и не удалось установить. Вроде бы именно этот «совет» отправил запрос в полицию. Хотя сам Кирилл Серебренников считает, что за этим стоит просто донос одной из актрис бывшего Театра им. Н.В. Гоголя.


Напомним, что в конце лета 2012 года департамент культуры Москвы снял бывшего руководителя театра Сергея Яшина с занимаемой должности и назначил на его место Кирилла Серебренникова. В театре полностью изменилась художественная программа — он открылся недавно заново как современный, высокотехнологичный театральный центр.


Всю осень по этому поводу не утихали актерские митинги, часть труппы приняла новое назначение с откровенным намерением воевать.

 

Справедливости ради надо признать, что из всех театральных ребрендингов, проведенных за последнее время департаментом культуры Москвы, перестройка Театра им. Н.В. Гоголя была проделана наиболее грубо и жестко. Так что и открытое актерское сопротивление, в общем-то, понять можно. Но в стране с такой богатой историей доносов борьба за что бы то ни было неизбежно приобретает омерзительные формы.

 

Донос на спектакль «Отморозки» куда изощреннее простой жалобы на увольнение. Он ведь, забирай выше, за гуманизм, нравственность и политическую благонадежность. «Отморозки», созданные Серебренниковым по мотивам романа Захара Прилепина «Санькя», — идеальный в этом смысле материал, ибо речь в спектакле идет об экстремистских молодежных группировках, да и само его эмоциональное воздействие на зрителя весьма сильное. А тот факт, что это воздействие всего лишь художественного произведения, сферы, вообще-то, не подведомственной ни полиции, ни казачьему кругу, пылких бойцов за нравственность совершенно не волнует.


Если есть комиссия, чья (простите за рифму) миссия блюсти и «не допущать», — значит, есть и куда доносить. Желающие, ясное дело, тут же найдутся, и объектом их гражданского радения может стать собственный подъезд, а может — спектакль и даже целый театр. Сегодня в нашей стране стремительно сокращается количество изданий, пишущих об искусстве. Зато увеличивается число институций, проверяющих его «на вшивость».

 

Профиль

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com