запрещенное

искусство

18+

17.04.2011, Александр Шабуров

Александр Шабуров о победе "Войны" в "Инновации"

У меня было впечатление более чем неопределенное. У нас жизнь сложная, мозаичная, много всего случается, и я особо даже не заметил этого. Впоследствии я оценил максимализм работы. Это уже не первая их работа, и всякий раз они рассчитывали время, чтобы быстро это сделать и не превратить это в правонарушение, чтобы их не задержали. Был подобного рода жест, когда на Белый дом в Москве лазерной пушкой проецировали череп и кости.

Видимо, в Ленинграде это было еще более эффектно, так как это действительно огромный проспект, и в конце его – фаллос. И этот их жест стал очень ярким воплощением коллективного бессознательного. Другое дело – чьего. Маленькой группки интеллигенции, которая что-то свое выдает за гражданскую позицию?

 

 

Это интересная работа, но дал бы я премию, если бы я был в жюри, – не знаю. Думаю, что я бы голосовал против. Ведь есть художественное явление, процесс художественный, а есть история и практика премий, конкурсов. Это ведь не совсем оценка художественных произведений. На мой взгляд, конкурс – это формирование некоторого общественного консенсуса и формирование института критиков, экспертного института, художественного сообщества, формирование представления о тех процессах, которые идут в искусстве. Искусство – это не спорт, это не Олимпиада, где ты выше прыгнул. И представление о конкурсе как о спортивном соревновании или даже исполнительском искусстве для визуального искусства, поэтического, литературного и так далее – на мой взгляд, это неправильное представление. И коллизии с выдачей этой премии объяснимы не только теми или иными позициями экспертов или членов жюри, они объяснимы во многом и институциями, и структурами, и людьми, которые задействованы в проведении этого конкурса. Это сложный, но объяснимый вопрос.

 

Я когда-то работал в краеведческом музее. И для меня, как для работника краеведческого музея, акция группы "Война" – одно из самых ярких событий, которое было в этой области в последнее время.

 

Как сказала Лена Петровская, это произведение художников группы "Война" выражает какое-то имеющееся у части общества недовольство, раздражение чем-то. И это вопрос – какой части общества, большой ли, и чем это раздражение. И государственная организация, каковой при частном финансировании является Центр, – непонятно, имеет ли право давать премии за какие-то произведения, которые как-то дискредитируют другие госорганы? Видимо, имеет. Потому что конкурс достаточно демократичный, там в этот раз оказался в жюри такой политизированный куратор, как Андрей Ерофеев, и он настоял на своем - дать за яркое произведение премию. Ну и молодец! Если в Министерстве культуры считают, что ГЦСИ какой-то негласный кодекс поведения преступил, они могут снять художественного руководителя. Но он далеко из ГЦСИ не уйдет, будет в этом ГЦСИ работать. Это невозможно, потому что это учреждение придумано Леонидом Александровичем, а Леонида Александровича снять нельзя. Так что говорить не о чем.

 

Тут есть некий казус с изобразительным искусством. Общественное недовольство выражается многими медиа, в том числе более массовыми – телевидением, новостями. Но почему изобразительное искусство привлекает такое большое внимание, почему оно такой резонанс вызывает, мне не ясно.

 

Когда мы смотрим телесериалы по телевизору, почему такой вопрос не возникает? Потому что всякий раз за этим стоит какой-то коллектив авторов и большой бюджет. Художники подвержены такой критике потому, что они индивидуалисты, кустари-одиночки без мотора. Поэтому любой обыватель их может обидеть. А почему это кажется не искусством? Все-таки мы живем в стране, где всегда существовала традиция общественно значимого искусства, социально активного. Мы все воспитаны на Илье Ефимовиче Репине и Сурикове. То есть какие-нибудь "Бурлаки на Волге" Репина вызывали не меньший ажиотаж, чем акция группы "Война". Видимо, в те времена, когда было принято изображать дворян или античные сюжеты, Репин изобразил ту часть реальности, которая замалчивалась. Точно так же произошло и с группой "Война". То есть актуальные художники хотят не искусство делать, искусство висит в музеях, а они хотят делать что-то такое, что воспринималось бы как можно более непосредственно как можно большим числом людей. Когда это окажется в музеях, в этом тут же обнаружится очень много пластических, эстетических качеств.

 

Александр Шабуров -художник, группа "Синие носы", наиболее известная своей работой "Целующиеся милиционеры"

Радио Свобода

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com