запрещенное

искусство

18+

15.08.2012, КП, Олег Зинченко, Татьяна Румянцева

Судья осуждённого на 8 лет Ильи Фарбера: «Я не могу написать у себя на лбу - я хороший судья»

В прямом эфире радио «Комсомольская правда» (99,3FM) обсудили, почему московского интеллигента-взяточника в Тверской области посадили на восемь лет

Дело директора сельского ДК, осуждённого Тверским областным судом за получение двух взяток на восемь лет строгого режима, неожиданно прогремело на всю страну. В Интернете это дело называют не иначе как сфабрикованным.

 

Напомним, что пару лет назад москвич Илья Фарбер приехал жить и работать в село Мошенка Осташковского района. Учительствовал, потом стал директором сельского клуба. Начал его восстанавливать. Ремонт сельского ДК окончился плачевно - интеллигент получил две взятки у подрядчика на сумму чуть более 400 тысяч рублей за свою подпись на акте приемки работ. С поличным директор ДК и был задержан.

 

Илья Фарбер доверил свою участь 12 присяжным, но те признали его виновным и не заслуживающим снисхождения. В итоге суровый приговор – 8 лет колонии строгого режима плюс штраф в 3 млн 200 тысяч.

 

Все точки над «i» в этом деле в прямом эфире радио «Комсомольская правда» (99,3 FM) мы попросили расставить судью первой квалификационной категории, федерального судью Тверского областного суда Владимира Андреева. Именно он был судьёй на этом процессе.

 

- Владимир Владимирович, Интернет бурлит, считая приговор слишком суровым и несправедливым, а дело называя сфабрикованным. Почему?


- Очевидно, в Интернете был создан соответствующий фон людьми заинтересованными, например, знакомыми или близкими родственниками Фарбера. Его преподносят сельским учителем, но мы рассматривали дело в отношении должностного лица, директора муниципального учреждения! А что касается сфабрикованности дела, то, если бы оно было сфабриковано, оно бы в суд не поступило. Судья, прежде чем приступить к рассмотрению уголовного дела, проверяет доказательства, а перед этим их проверяет прокурор. Идут предварительные слушания. Если у обвинения или защиты

 

были сомнения в отношении какого-либо доказательства, это было бы вынесено на рассмотрение и рассмотрено. В ходе процесса этого не произошло.

 

- Сейчас в стране взят курс на гуманизацию наказания. Можно ли было оставить Фарбера на свободе, увеличив ему штраф?


- Илья Фарбер был признан виновным по следующим пунктам: пункту «в» ч. 5, ст. 290 (получение взятки в крупном размере - от 7 до 12 лет), ч. 3 ст. 290 (взятка за незаконные действия - от 3 до 7 лет), ч. 1 ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями - до 4 лет лишения свободы). Плюс штраф в размере сорокакратного размера полученной взятки. Иного наказания по данным статьям не предусмотрено. Все данные отражены в приговоре. Он будет размещен на сайте Тверского областного суда. Подо всем, что там написано, стоит моя подпись.  Все обстоятельства о смягчении наказания должны быть представлены стороной защиты. Что было представлено, то и было рассмотрено.

 

- Что ни говори, дело Фарбера резонансное, не оказывалось ли на вас давление? И что делать судье, если на него оказывается давление?


- Нет, давления не оказывалось. Не угрожали. Но если возникают такие прецеденты, судья может обращаться в специальную службу по защите судей, в Следственный комитет.

 

- Приходится слышать разговоры о предвзятости судей. Что сделать, чтобы исчезли эти толки?


- Я не могу написать у себя на лбу: «Я хороший судья», чтобы это доказать. Те, кто хочет быть в курсе того или иного судебного процесса, пусть ходят на заседания. Но, напоминаю, решение о виновности Фарбера принимал не я, а коллегия присяжных.

 

- Он сам выбрал, чтобы его дело рассматривали присяжные?


- Да, Фарбер пожелал, чтобы его дело рассматривали жители Тверской области, и участвовал в формировании коллегии присяжных.

 

- Восемь лет строгого режима – не слишком ли строго? Не должен ли судья исходить из гуманных соображений: как приговор отразится на жизни не только подсудимого, но и его близких, его семьи?


- Преступление, в котором присяжные признали виновным Фарбера, относится к категории особо тяжких, действительно, за убийство мы иногда даем меньше.

 

Комсомольская правда-Тверь

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com