запрещенное

искусство

18+

24.08.2012, Комсомольская правда, Алексей Дуэль

За что на самом деле сельский учитель Илья Фарбер получил восемь лет

Корреспондент «КП» нашел в этой истории двойное дно

 

...Жарким августовским утром 2010 года со стороны райцентра Осташков в деревню Мошенка на «Пежо-406» въехал кудрявый молодой человек лет тридцати пяти...

 

Так, несколько перефразировав классику из «12 стульев», я бы начал доклад о своем исследовании жизни и творчества московского архитектора, художника, артиста, каскадера и учителя Ильи Фарбера. Того самого, что получил на днях приговор, возмутивший прогрессивную общественность: восемь лет колонии строгого режима и штраф 3,2 млн. рублей. В сознании масс эта история уже выкристаллизовалась в нелогичную связку: «сельский учитель - суровое наказание». Вот, мол, беда: творческая личность, попав в российскую глубинку, не смогла справиться с косностью народонаселения, за что и поплатилась.

 

У меня же в этой истории с самого начала что-то не связывалось. Илья получал как учитель 3,7 тысячи рублей, а вкладывал в строительство клуба сотни тысяч из своего кармана. Преподавал в школе историю, литературу и ИЗО, хотя окончил актерское отделение ГИТИСа. Подрядчик заявил на вымогателя Фарбера не в полицию или прокуратуру, а сразу в ФСБ. И там приняли дело...

 

ДОЛГАЯ ДОРОГА В ГЛУШЬ


- Тоже про нас гадости писать приехали? - настороженно принимают меня в сельсовете Мошенки. И грустно добавляют: - Когда Фарбер стал директором клуба, обещал поднять деревню на столичный уровень. Обещал: к нам знаменитости из Москвы приезжать будут. Выходит, поднял...

 

Как занесло в эти края красавца Фарбера? Он объясняет: два года назад дымным и знойным августом 2010 года Илья увез детей на Селигер от московского смога. У озера познакомился с рыбаком. Люди с удочками и наговорили ему, что в селах нужны учителя, приехавшему педагогу полагается участок земли и дом.

 

- Поезжайте в Мошенку, - посоветовал рыбак. - Я там учительствовал.

 

Илья жил с родителями в подмосковном Красногорске. А тут такое - собственное жилье на природе! Тем более что сельским учителем он уже работал. В конце 1990-х преподавал ИЗО в школе подмосковного села Рождествено. Фарбер открыл там экологический кружок: чистил с ребятами окрестные леса от мусора, ходил в походы, выиграл для школы грант. Только делал он это самовольно, не согласовывая  со школьным начальством. Два года работы обернулись увольнением...

 

Когда я разбирался в биографических переплетениях Ильи Фарбера, от меня все ускользал образ этого человека - кто он? Казалось - жизнь же должна была его чему-то научить. Выжили уже однажды его из сельской школы за слишком неформальное отношение к делу. Зачем повторять ошибку?! Но нет, он по жизни все время метался в поисках... Вот только чего? Актер, окончивший знаменитый театральный вуз. Фактурная внешность, поет, пляшет... Илья проработал недолго в детском театре Натальи Сац. Заскучал. Снимался в кино как каскадер. Рисовал. Отец - каменщик. Илья, выпускник художественной школы, стал ему помогать. Взялся за дизайн. Он придумывал архитектуру коттеджей, отец строил. И вот опять...

 

КИПУЧАЯ ЭНЕРГИЯ


...Мошенская школа похожа на сказочный теремок. Одноэтажная деревянная, она стоит в стороне от главной улицы. Пять учителей. Два десятка учеников с первого по девятый класс.

 

- Учителей не хватает. Когда приехал Фарбер, я потащила его к главе поселения: надо брать! - говорит ее директор Галина Павлинова. Ну а то, что у Ильи из всех документов оказались только права и паспорт...

 

Галина Николаевна показывает мне крохотный спортзал, где поселили Илью. Говорит, взялся он вести чохом ИЗО, литературу и историю - для школы невероятное везение! Даже сообразив, что ни домика, ни земельного надела ему не светит, Фарбер остался в Мошенке.

 

Слушая рассказы о «художествах» Ильи в деревне, я, кажется, в конце концов ухватил характер Фарбера. Кипучей, артистичной натурой он очень похож на Остапа Бендера. Вот только Остап Ибрагимович, описывая жителям Васюков превращение их городка в шахматную столицу мира, врал с голодухи. Илья Фарбер, обещая поднять Мошенку на общефедеральный уровень, сам в это верил. Ему нужно было поле для деятельности, восхищенные глаза слушателей, по большому счету - сцена чем больше, тем лучше. Ну а уж сцена размером с целое поселение...

 

На суд Илья Фарбер надевал широкую холщовую рубашку с глубоким вырезом. Ни дать ни взять декабрист перед повешением. Cлишком уж театрально, нарочито. А оказалось, что это ученики из школы в Мошенке сшили ему эту рубашку и передали в СИЗО. И надевал он ее на суд, чтобы дети видели - их подарок ему дорог.
Фото: Алексея КОСОРУКОВА («КП» - Тверь»).

 

КАК ПОНАЕХАВШАЯ ПОНАЕХАВШЕГО


Вот только не понял он, куда приехал.

 

- Здесь очень жестко принимают и чужакам мстят, - тихо говорит мне директор школы Павлинова. Она сама приехала в Мошенку из Ленинграда в конце 1980-х: муж хотел вырваться из города и пожить на природе. После смерти супруга уехать из деревни она так и не решилась - некуда. - Как понаехавшая понаехавшего я его очень хорошо понимала. Фарбер пытался научить всех жить лучше, увлекательнее. Но для них понятие «жить лучше» - это значить жить лучше соседа. Например, купить телевизор, у которого экран чуть шире. Или теплицу построить больше. Тут если тебя не понимают - ты враг.

 

Фарбер советов не слушал. Через месяц после того, как Илья устроился учителем, он попал в ДТП, повредил позвоночник. Врачи запретили сидеть, порекомендовали поменьше стоять. А он надел ортопедический корсет, посадил за руль своей второй машины ВАЗ-2101 16-летнего Петю, и тот возил его на занятия. Пока позвонки не встали на место, уроки проводил лежа на учительском столе.

 

Ребята даже в восьмом классе с трудом читали. Фарбер поставленным голосом читал им русскую классику.

 

А потом он провел в школе тимбилдинг (занятия по укреплению командного духа) - выключил свет и отправил детей ходить по узкой скамейке. Другие ученики при этом стояли по краям и страховали. По деревне пошли разговоры, что некоторых школьниц во время такой прогулки новый учитель хватал за грудь.

 

То отправил ученика в лес собирать сухие ветки для украшения школы. Причем за каждую платил. И один раз сходил с мальчиком, чтобы показать, что нужно. Тут уж в деревне точно решили - педофил.

 

Были снежные горки, которые Илья Фарбер заливал во дворе школы. И шествие по деревне в карнавальных костюмах вместо традиционного празднования Масленицы со сжиганием чучела.

 

На День Победы притащил наган, переделанный под стрельбу шумовыми патронами, с гравировкой: «Изготовлен в 1942 году». И дал школьникам из него пострелять в воздух - салют!

 

Местные сделали вывод: «Этот еврей? Да он авоськой стебанутый».

 

ЛЯМУР-ТУЖУР


Впрочем, добро бы дело кончилось только чудачествами в школе. Но Илью и его старшего сына Петю пустила к себе жить глава местной администрации Любовь Валеева. С мужем развелась, комната свободная есть. И появилась промеж ними любовь. Илья на гитаре играл, Любовь ему на гармошке аккомпанировала.

 

Глава администрации Мошенки и любовь всей жизни Ильи Любовь Валеева.
Фото: с сайта vk.com

 

Артистичная натура - она во всем артистична. Фарбер - мужчина красивый и влюбчивый. Трое детей от трех жен. Сейчас из СИЗО он шлет признания Валеевой: ты - моя судьба на всю жизнь. Когда я встретился с Валеевой, понял Илью.

 

Изумительная красавица: статная, с завораживающими глазами.

 

- Я не хотела его ставить директором клуба, он сам вызвался: «Я сделаю!» Слова явно даются Любови с большим трудом. После ареста прошел почти год, но чувствуется - она очень переживает.

 

Тут нужно небольшое отступление. В Мошенке особо работы нет. Деревенский клуб - место стратегическое. Во-первых, целых три ставки - директора, музыкального и культорг­работника. Во-вторых, единственное место, где можно время провести. Здесь кружки для детей, зал со сценой. Бильярд!

 

Новый фронт работ с головой увлек Фарбера. Он стал директором ДК как раз в разгар ремонта. Смета 2,5 миллиона рублей, для Мошенки деньги громадные. Так можно развернуться! Илья сам переделал проект: высота потолков в ДК - пять метров. В кабинете директора, игровой, комнате методистов можно достроить второй этаж и там тоже заниматься. А на высоком чердаке в мансарде оборудовать несколько гостиничных номеров. Мало того, он решил, что в ДК некультурно как-то без теплого туалета. Вот это деревенские уже точно не стерпели - только традиционный уличный сортир!

 

- В Мошенке клуб очень нужен. Без него деваться некуда, - говорит мне Илья во время нашей беседы в СИЗО. Похоже, он до сих пор до конца не понимает, что с ним произошло. - Вообще там всем нужна помощь. Люди потеряли уважение к себе, потеряли смысл жизни. Они живут в таком замечательном месте, а вся забота о том, как выучить детей, чтобы они смогли уехать жить в город!

 

Чтобы достроить ДК так, как мечталось, Илья за свой счет стал закупать стройматериалы, нанимать рабочих. Говорит, потратил больше 400 тысяч из собственного кармана. Откуда такие деньги? А вот откуда: в Мошенке он преподавал только два дня - в понедельник и вторник. На остальное время уезжал в Москву, зарабатывал, проектируя и строя коттеджи.

 

Илья объясняет, что подрядчик - директор компании «Горстрой-1» Юрий Горохов - обещал потраченные деньги вернуть. 9 сентября 2011 года Илья приехал в Тверь за долгом, получил от Горохова 132 тысячи рублей мечеными купюрами. На выходе из офиса его задержали оперативники ФСБ.

 

КОНКУРЕНЦИЯ


На этом сюжет о наивном столичном интеллигенте, попавшемся на взятке, можно было бы и заканчивать. По крайней мере так историю с Фарбером расценил суд. И, наверное, с юридической точки зрения был прав - деньги меченые получил, заявление о вымогательстве на него написано было.

 

Но вот что открылось мне во время моих собственных блужданий по Мошенке, Осташкову и Твери. Хочу подчеркнуть: дальнейшая версия - это результат моего журналистского расследования.

 

То, что Илью в деревне невзлюбили и думали, как бы этого Прометея, несущего свет заблудшим душам, из Мошенки выкурить, - понятно. Одним из главных его недоброжелателей стала Елена Фокина - еще одна понаехавшая. Она появилась в деревне в конце 1980-х после распределения из техникума. В 2008 году ее избрали муниципальным депутатом. Хотела стать главой местной администрации, но уступила Валеевой. И с тех пор стала местным оппозиционером.

 

Дома у Валеевой и Фокиной - по соседству. Еще несколько лет назад женщины дружили, вместе занимались в деревенской самодеятельности. А теперь - кошка пробежала.

 

Именно Елена Фокина появлялась тут как тут, когда Фарбер устраивал очередные чудачества в школе. С фотоаппаратом. Все документировала и сигнализировала куда следовало.

 

Главный противник Фарбера Елена Фокина теперь захватила вторую по значимости должность в Мошенке - стала директором деревенского клуба. Фото: Алексея КОСОРУКОВА («КП» - Тверь»).

 

А уж когда Фарбер переехал жить к ненавистной соседке и взялся за клуб...

 

- В будни летом мы работаем до 11 вечера, в выходные - и до часа ночи. Дискотека, вход - 40 рублей, - ведет меня по мемориальным местам Фарбера новый директор клуба... Елена Фокина. Стратегическое место в Мошенке досталось ей!

 

Внутри клуба зябко. Пол выкрашен местами протершейся черной краской, стены - темно-синей. Вместо потолка - металлический каркас. В тазиках и ведрах, расставленных вокруг, вода: крыша течет.

 

- Вот что нам от Ильи Исааковича осталось, - напирает Фокина на отчество.- Он еще в зале окна штукатуркой велел замазать, ручки на дверях приказал вертикально перекрутить. А денег на ремонт нам больше не выделяют...

 

Но где Фокина, а где расследовавшая дело Фарбера ФСБ? У кумушек в Мошенке есть объяснение этому. Деревенские (дай только посплетничать) судачат, что благосклонности красавицы Валеевой добивался некий чин областной ФСБ. А она предпочла Илью. Знакома ли была с тверским ухажером соседка Валеевой Фокина? Как думаете вы?

 

Подождите, тут подумал я. В этой истории аббревиатура уже встречалась. А может, не случайно Горохов (который тоже частенько наезжал в Мошенку) с жалобой на Фарбера пришел именно в эту организацию, а не в полицию или прокуратуру?

 

Владимирский централ


- С ним невозможно было работать! - Горохов подъехал на встречу со мной на черном джипе «Хантер». - Фарбер заставлял пол по несколько раз перекрашивать - цвет не устраивал. Я приехал в Мошенку, посадил его в машину, повез в строительный магазин: «Выбирай любую краску!» Покрасили - опять не то.

 

- Так это он виноват в недоделках и в затянувшемся ремонте?

 

- В декабре муниципальные контракты закрываются. Если есть незаконченные работы, подрядчик все доделывает после Нового года, уже получив деньги. Здесь же мы работали, а акта нет и денег нет. А тут еще Фарбер говорит о том, что я ему должен за какие-то стройматериалы, за рабочих. Я ему сначала отдал 300 тысяч рублей: только бы объект все-таки закончить. А он с меня еще стал тянуть. И грозил, что теперь у меня появились некие могущественные враги в Москве. Я понял, что полиция меня не защитит, и пошел в ФСБ.

 

У Юрия Николаевича в мобильном звучит «Владимирский централ». Он надевает очки и очередному журналисту зачитывает три странички, написанные от руки убористым почерком, - его самодельный пресс-релиз по «делу Фарбера». Потом возвращается ко мне:

 

- У меня «Горстрой-1» работает с 1998-го: тротуарная плитка, бордюры, пластиковые окна... И в Твери, и в Москве. Все честно, через аукционы. А теперь я злодей, посадивший прекрасного сельского учителя! Я сам страдаю, а мне беречься надо. Я инвалид второй группы, у меня кардиостимулятор. После истории с Фарбером я в людей верить перестал!

 

- Вам, строителю, ни разу откаты давать не пришлось?!

 

- Когда заказ коммерческий, можно смету раздуть и потом часть денег заказчика вернуть человеку, который с тобой работает. При муниципальном контракте расходы утверждают чиновники. Обычно там денег впритык. И если отдавать, то из своего кармана.

 

- У вас на телефоне «Владимирский централ»...

 

- Я перед законом чист. Автор этой песни Михаил Круг - мой друг детства. Вот и поставил гениальную мелодию...

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ


Фарбер деньги взял. 132 тысячи рублей или 432 тысячи (прокурор утверждает, что на аудиозаписи, сделанной запасливым Гороховым, услышал хруст еще 300 тысяч пятитысячными купюрами, и на этом удивительном основании Илью обвинили в получении почти полумиллионной взятки) - на самом деле не так уж важно. Вопрос в другом: был бы Илья не «ударенный авоськой», делал бы дела как полагается - подписывал все что требуется, «честно» бы делился деньгами, отпущенными на ремонт, не влюбился в того, в кого не надо, и не нажил бы столько врагов, - был бы он сейчас за решеткой?

 

ТОЧКА НА КАРТЕ


Что такое Мошенка?


Мошенка не просто деревня - целое сельское поселение из 28 населенных пунктов. Прописаны 204 человека, реально живут 150. Называется в честь реки Мшены. Жители на шутки по поводу названия деревни обижаются.

 

До 2008 года здесь выпускали стройматериалы. Местную экономику погубил не кризис, а банальная ссора из-за наследства сгинувшего совхоза. Сельские бизнесмены не смогли поделить между собой землю. На спорную собственность вконец запутанный суд наложил арест. Так из Мошенки ушли деньги. Вслед за ними и люди.

 

До райцентра - города Осташков - тридцать километров.

 

ПРИГОВОР


«За убийство мы иногда даем меньше...»


Илья Фарбер сам попросил, чтобы его судили присяжные заседатели. Сам участвовал в формировании коллегии. Надеялся, что народ поймет его лучше, чем профессиональный судья.

 

Председательствовать на процессе выпало судье Тверского облсуда Владимиру Андрееву. Человек он известный - ему в области поручали все громкие дела последнего времени. В послужном списке Андреева дела «банды волков» (рэкетиры и убийцы 14 человек), мэра Твери Олега Лебедева (препятствовал расследованию преступлений в городе), 14 депутатов Тверской городской Думы (взяточничество). У Андреева репутация человека строгого, но справедливого. Если подсудимый не виновен - оправдает. Если виновен, но раскаивается, много не даст.

 

Заседали неподалИлью еку от Мошенки - в Осташкове. В присяжных - жители района. Они-то и посчитали виновным.

 

- Фарбер был признан виновным в получении взятки в крупном размере (это от 7 до 12 лет), взятки за незаконные действия (от 3 до 7 лет) и злоупотреблении должностными полномочиями (до 4 лет лишения свободы). Плюс штраф в размере сорокакратного размера полученной взятки, - объяснил «КП» судья Андреев. - Иного наказания по данным статьям не предусмотрено. Обстоятельства о смягчении наказания должны быть представлены стороной защиты. Что было представлено, то и было рассмотрено.

 

- Восемь лет строгого режима - не слишком ли строго?

 

- Преступление, в котором присяжные признали виновным Фарбера, относится к категории особо тяжких. Действительно, за убийство мы иногда даем меньше...

 

ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ПРАВО


# Бывших руководителей Федерального фонда обязательного медицинского страхования  приговорили к лишению свободы на сроки от 1,5 до 9 лет за получение взяток на 28 млн. рублей.  Верховный суд заменил это наказание на условное.

 

# Два петербургских полицейских отделались штрафами в 1 миллион и 500 тысяч рублей за вымогательство взятки в размере 150 тысяч рублей у предпринимателя.

 

# Член кущевской банды Сергей Цеповяз, признанный виновным в «заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления» (убийства 12 человек), наказан штрафом в 150 тысяч рублей.

 

# Бывший зам префекта Северо-Восточного округа Москвы Иосиф Рейханов был признан виновным в незаконном хранении боеприпасов и в том, что пытался мошенническим путем получить 51-процентный пакет акций ООО «Троицкое» и не менее 10% акций автохозяйства «Лианозово» (общей стоимостью 376 млн. руб.), обслуживающих зону отдыха в Мытищинском районе Подмосковья и СВАО Москвы. Получил пять лет лишения свободы условно.

 

Комсомольская правда

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com