запрещенное

искусство

18+

06.03.2015, ТСН

ТСН: Ирина Прохорова назвала абсурдом идею создания кодекса театра

«Это ведь не правила дорожного движения, новый язык искусства всегда рождается в муках», – уверена главред издательства «Новое литературное обозрение»

М. АНДРЕЕВА: Добрый вечер! Сегодня у нас в гостях Ирина Прохорова, главный редактор издательства «Новое литературное обозрение», член федерального гражданского комитета партии «Гражданская платформа». Ирина Дмитриевна, здравствуйте!

И. ПРОХОРОВА: Здравствуйте!

М. АНДРЕЕВА: Спасибо, что пришли. Давайте начнём с горячей темы последних дней — постановки «Тангейзера». Режиссёра Тимофея Кулябина требуют привлечь к уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих. Я знаю, что Вы тоже интересовались этой историей.

И. ПРОХОРОВА: Я не могла не интересоваться, я всю жизнь нахожусь в сфере культуры. Когда я слышу подобные вещи, меня охватывает ужас, потому что деградация общества происходит так быстро. Представьте себе: ставится опера, и огромное количество людей, включая церковь и прокуратуру, начинают заниматься этим, искать в ней какое-то уголовное преступление, в то время как у них лежат сотни нераскрытых дел. Вместо того, чтобы ими заниматься, они начнут таскать несчастного режиссёра по судам за то, что он поставил эту оперу. Я думаю, что люди, которые всё это затеяли, никогда в жизни не слышали оперу «Тангейзер» и не знают даже сюжета. На мой взгляд, на эту оперу детей водить нужно, это — самое религиозное произведение.

М. АНДРЕЕВА: В классическом варианте да, а здесь же она переработана.

И. ПРОХОРОВА: Но тем не менее, это история чистой, самоотверженной любви, девушки, которая жертвует собой, чтобы спасти грешника. И в конце человек, обуреваемый страстями, раскаивается и погибает. Вообще, это чрезвычайно нравоучительная история, которую как раз церкви было бы полезно показать. Честно Вам скажу, у нас совершенно перевёрнута система ценностей, убийцы и насильники у нас могут получить маленький срок, отсидеть и спокойно выйти, а за какую-то постановку человеку может грозить тюрьма. Что-то неладно в нашем «королевстве». Я считаю, одно из главных достижений начала 90-х годов после распада Советского Союза — это как раз свобода вероисповедания, что было запрещено в СССР, огромное количество верующих людей тогда подвергались преследованию. Меня чрезвычайно огорчает, что начинается манипуляция верой, поощряются так называемые верующие, которые никакого отношения к вере не имеют. Простите, но они больше напоминают погромщиков и штурмовиков, и церковь, мне кажется, должна дать им жёсткий отпор, потому что они дискредитируют веру, ранят чувства глубоко и трепетно верующих людей. Я приведу пример. Эти демонстрации верующих происходили 21-22 декабря, я человек не церковный, но я знаю, что это рождественский пост в православной церкви. В это время никакие развлечения и гуляния не разрешены. Люди, которые там были, нарушали церковные установления. Более того, митинговали они около памятника Ленину. Объясните мне, пожалуйста, связь верующих с памятником Ленину, человеком, который громил церковь так же, как и его наследник Сталин. Что в головах у этих бедных людей, разбираться не мне, я могу их иногда и пожалеть. Многие из них — несчастные люди, с какими-то огромными проблемами, с душевными расстройствами, для них церковь может быть утешением — это всё понятно. Но то, что вместо смирения и раздумий, эти люди становятся такими воинствующими хулиганами — это страшное дело. И обиднее всего, что они становятся действующими лицами каких-то совершенно неприличных спектаклей. Если у нас так пойдет и дальше, наша страна, которая всегда была страной великой культуры и искусства, будет просто-напросто уничтожена.

М. АНДРЕЕВА: Любопытно, какой выход Вы видите? Режиссёр же, несмотря на все обвинения, включил эту постановку в репертуар.

И. ПРОХОРОВА: Я считаю, что режиссёр абсолютно прав. Любая современная постановка может нравиться и не нравиться, бывают даже и скандалы, мы знаем случаи, когда публика с возмущением уходила со спектаклей. Бывало, что великих композиторов, типа Стравинского, освистывали, их музыку не понимали. Чеховская «Чайка» провалилась, как и многие его предыдущие спектакли. И что из этого? Не нравится — не ходите, напишите разгромную рецензию. Ужасно то, что в нашем обществе превалирует криминальное сознание, у нас всё решается тюрьмой и стенкой, никаких других способов нет. У людей же разные вкусы, может быть, это просто не ваша опера, не ваш композитор. Не ходите, не читайте книги, которые вам не нравятся. Может быть, это в силу вашего незнания, непонимания нового языка, такое тоже бывает. Но сразу решать проблему вашего личного вкуса Уголовным кодексом — это и есть страшное преступление, это порождает невероятную агрессию, это провоцирует большое количество людей не лучшего склада характера не просто протестовать, а принимать участие в построении системы социальных лифтов. Есть такое понятие «экономика погрома». Мало ли людей пишут доносы, возмущаются, пишут жалобы во все инстанции. Таких людей везде большое количество, но когда идея доноса становится возможностью карьеры — это страшно. Тогда начинается невероятная инициатива масс и отдельных представителей бюрократических и прочих учреждений. Можно ничего не знать, ничего не уметь, не обладать совестью и честью, а просто кричать «Ура!» и писать доносы, и тебя заметят и повысят. Это ведь самое страшное, что может произойти в обществе. Мы все боимся нестабильности, раскола общества, но эта ситуация, которая становится системой, ведёт как раз к его расколу. Фактически, нам предлагают модель гражданской войны, поиски каких-то внутренних врагов, преступных художников, которые оскорбляют чувства верующих. И вообще, разговор о чувстве верующих — это не христианское понятие. Многие церковные деятели точно говорят, что это — языческое представление. Так что, в наших верующих ещё надо воспитывать верующих. Мне кажется, церковь и должна этим заниматься. У нас сейчас запускается машина, которая потом выходит из-под контроля. Мы это уже видели, недавно убит Немцов и, совершенно очевидно, это и есть машина террора, приводящаяся в действие. Уж с художниками ли сейчас нам воевать! У нас мало бандитов, преступников? Но, конечно же, легче издеваться над художником, чем ловить закоренелых убийц. Так и получается, что вроде люди все при деле, можно составить план, отчитаться, а на самом деле никакой безопасности у нас с вами нет. Если главными преступниками у нас будут художники, писатели и так далее, тогда будут серьёзные последствия.

М. АНДРЕЕВА: Есть такая тенденция — пытаться урегулировать всё какими-то документами. Если возникает проблема, люди не могут договориться, не понимают друг друга, они пытаются решать всё какими-то этическими кодексами. Вчера прозвучало предложение создать кодекс театра.

И. ПРОХОРОВА: Это — очередная псевдодеятельность. Это предложение поступило из депутатского корпуса?

М. АНДРЕЕВА: От Николая Бурляева.

И. ПРОХОРОВА: Как можно прописать кодекс театра, что можно ставить, а что нельзя? Это же абсурд. Это ведь не правила дорожного движения. Новый язык искусства всегда рождается в муках, и его часто не понимают. Нам сейчас кажется невероятно радикальным то, что через несколько лет будет классикой. Поэтому все эти кодексы обычно составляются людьми, которые ничего не понимают в искусстве, и у нас происходит подмена мнения экспертного сообщества мнением людей, вообще не имеющих к этому никакого отношения. Сколько мы знаем погибших замечательных спектаклей, людей, произведений. Сколько произведений искусства мы не досчитались в XX веке именно потому, что большое количество дядей и тётей, которые должны были заниматься системой безопасности, развитием экономики, нашего благосостояния, занимались тем, что преследовали людей искусства, рассказывая им, как они должны писать, что петь, как ставить. Это приятное занятие, не пыльная работа, но если мы хотим жить в великой стране, мы должны понимать, что нужно оставить искусство в покое, оно само разберётся. Есть другие механизмы: общественное мнение, критика. Критики, кстати, написали прекрасные рецензии на «Тангейзера», но у нас никогда не было уважения к профессионалам.

М. АНДРЕЕВА: Министр культуры Владимир Мединский тоже отреагировал на это, он просит специалистов внести ясность в ситуацию. Наверное, комиссии и рабочие группы будут создавать.

И. ПРОХОРОВА: У нас экономический кризис, а огромное количество людей сейчас будет разбираться с оперой «Тангейзер». Вот ведь действительно Салтыков-Щедрин.

М. АНДРЕЕВА: Вопрос от слушателя: «Если режиссёр поставит обнажёнку в ТЮЗе, например, его можно будет оправдать?»

И. ПРОХОРОВА: Берётся какая-то история, которой нет. Во-первых, никто никакую обнажёнку в ТЮЗе не ставил. Во-вторых, видимо, самым страшным преступлением против нравственности мы считаем обнажёнку. А пропаганда бесконечного насилия, которая идёт по всем телеканалам, почему-то ни у кого не вызывает отторжения. Вандализм у нас на телевидении прикрывается любой патриотической мыслью и показывается как положительный пример. По-моему, это страшнее, чем показанная в ТЮЗе коленка. Можно возмущаться, конечно, но нельзя решать все моральные проблемы уголовщиной.

М. АНДРЕЕВА: Ещё один вопрос: «По-вашему, на сцене можно делать всё, что угодно, вплоть до совокупления?»

И. ПРОХОРОВА: Где слушатель видел на сцене совокупление? У человека какие-то фантазии странные. Совокупление вы можете на порносайтах посмотреть, если интересно. Вот их, по-моему, и нужно контролировать. Этика искусства — очень спорное понятие. У нас в стране полный сбой этических норм, что меня невероятно беспокоит. И поэтому какие-то вольности, которые нам кажутся преступлением, таковым не являются. А деградация и развращение людей нами воспринимается, как норма.

М. АНДРЕЕВА: Хочу перейти к заявлению Андрея Макаревича, который обиделся на то, что «Гражданская платформа» вышла на акцию «Антимайдана». Как сейчас обстоят дела?

И. ПРОХОРОВА: В ближайшее время будут созываться федеральные гражданские комитеты, и эта неприятная история будет на них рассматриваться, поскольку эти действия ни с кем не были согласованы, то есть нарушен весь устав партии. Будем разбираться, почему люди вышли на эту странную акцию, не согласовав это ни с кем, и почему вообще появились эти лозунги против Макаревича. Возможно, это просто провокация. Так что, несомненно, будем разбираться. Что касается Андрея Макаревича, я его слушала с юных лет, считаю, что он замечательный музыкант, у него есть свои убеждения, это и есть гордость России. Очень жаль, что в нашей стране убеждения, не совпадающие с Первым каналом, приравниваются к преступлениям. Ещё совсем недавно можно было иметь самые разные убеждения внутри семьи, и все любили друг друга и дружили. Я призываю людей исповедовать разные религии, иметь разные убеждения и так далее, ведь общество держится не на этом. Вы можете спокойно сосуществовать с людьми других взглядов и быть с ними дружны. Как только мы объявляем кого-то врагами, сразу начинается распад общества.

М. АНДРЕЕВА: Я уточню. Вы говорите, что это была ни с кем не согласованная акция, то есть Рифат Шайхутдинов взял ответственность на себя?

И. ПРОХОРОВА: Очевидно, да. Будем это выяснять.

М. АНДРЕЕВА: Вы не были в курсе?

И. ПРОХОРОВА: Я была не в курсе, узнала об этом из прессы и была в ужасе и возмущении.

М. АНДРЕЕВА: То есть, Вы не знаете, кто сделал эти транспаранты и прочее?

И. ПРОХОРОВА: Я не могу этого знать, это действительно непонятно. Будет серьёзное заседание и обсуждение.

М. АНДРЕЕВА: Заседание на следующей неделе?

И. ПРОХОРОВА: Сейчас я не в праве ничего комментировать, но результаты обсуждения наверняка будет озвучены.

М. АНДРЕЕВА: Вы разговаривали с Андреем Макаревичем после этого?

И. ПРОХОРОВА: Я с ним не разговаривала, но в любом случае я с ним солидарна. Удивительно, что в нашей стране поношению подвергаются самые достойные и талантливые люди. Это какая-то печальная закономерность. А преследуют их какие-то тёмные, неведомые люди. Почему тех, кто у нас становится гордостью страны, сажают, расстреливают? Надо как-то пересматривать эту позицию.

М. АНДРЕЕВА: В нескольких партиях произошёл раскол в последнее время. Может быть, это связано с выборами 2016 года. Оксана Дмитриева из «Справедливой России» заявила о своём выходе из партии и создании нового проекта. Рассматриваете ли Вы возможность объединения усилий?

И. ПРОХОРОВА: Я сейчас отошла от партийных дел. Я в своё время выразила свою позицию по Крыму, я была против этой акции, полагая, что страну могут ждать большие неприятности и тяготы. К сожалению, так и произошло. Но большинство партийцев это одобрило, я сказала, что снимаю с себя функции лидера, я уважаю мнение большинства, но у меня есть своё мнение. Наверное, это нормальное явление. Наша жизнь динамична, она не стоит на месте, и структура традиционных партий тоже подвергается большим изменениям. Во всём мире идёт разговор о кризисе традиционных способов партийного управления, о том, что требуются какие-то другие, более гибкие формы общественной и политической жизни. Так что, это в целом нормально, важно только то, могут ли появляться новые партии другого типа, могут ли они свободно получать доступ к выбору, могут ли новые люди, обладающие профессиональными знаниями, приходить в политику. Если это будет получаться, я буду только приветствовать.

М. АНДРЕЕВА: Так всё-таки, будете ли Вы объединяться с Оксаной Дмитриевой?

И. ПРОХОРОВА: Пока у Оксаны Дмитриевой нет никакой партии, она только заявила об этом, а дальше надо смотреть, что это будет за партия, какие у неё будут лозунги, идеи. Тогда уже можно будет решать. В любом случае, я уважаю Оксану.

М. АНДРЕЕВА: А к себе её позвать не хотите?

И. ПРОХОРОВА: Я эти вопросы не комментирую. Если она хочет создавать свою партию, это прекрасно. Если эта партия действительно будет нести идеи гуманизма, ценности человеческой жизни, как главных приоритетов государства, я буду её только приветствовать. И вообще, я считаю, что наши беды от того, что у нас очень мало женщин в политике. Мне кажется, что женский взгляд в этом плане всегда очень полезен, потому что женщины, как правило, более гуманны и они понимают цену жизни. У нас очень жестокое общество, человеческая жизнь в нём ничего не стоит. И всё нравственное и безнравственное проистекает именно от этого. Я понимаю почему люди голосуют за какие-то кодексы, просто им кажется, что создание этих кодексов решит многие проблемы. Это неправда. Нам с вами в нашем внутреннем диалоге нужно вырабатывать систему ценностей. Они довольно простые: если наша жизнь и особенно жизнь наших детей — это основные приоритеты, отсюда и произрастает главная мораль. Всё остальное от лукавого.

М. АНДРЕЕВА: Слушатель вопрос задаёт: «Когда человек целый день ругает прошлое и нас, наши победы, наш народ, разве он не враг?»

И. ПРОХОРОВА: Я не видела ни одного человека, который пренебрежительно относился бы к победе в Великой Отечественной войне. Вопрос в том, как на неё смотреть и какие выводы делать. Если человек говорит о страшных жертвах, которые принесли люди в этой войне — это не пренебрежение, это вопрос о том, какой урок мы должны вынести из неё. Мы хотим, чтобы такая война никогда не повторилась, и в этом смысле никто не ставит под сомнение героизм людей. Но если человек говорит о том, что командованием было допущено много ошибок, из-за чего бесцельно погибли люди, – это важное напоминание о том, что в будущем людей нужно щадить, потому что главная доблесть любого полководца — добиться победы с минимальными потерями. И вообще я считаю, что если кто-то с вами не согласен, нельзя записывать его во врага народа.

М. АНДРЕЕВА: Примем звонок слушателя. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Я хочу сказать, что радио, литература, телевидение задаёт тон, и вот эти художники гораздо опаснее убийц и насильников, о которых Вы упоминали.

И. ПРОХОРОВА: Неужели? Это до тех пор, пока, не приведи Бог, Вы не встретились с насильником и убийцей. Удивительное дело, человеческая жизнь и безопасность Вас не так волнует, как якобы непристойная пьеса в театре. Если непристойно — уйдите, хлопните дверью и напишите в блоге об этом. А убийца, по-вашему, пришёл, убил, ну что же, бывает, значит ему было надо.

М. АНДРЕЕВА: У нас в гостях была Ирина Прохорова, главный редактор издательства «Новое литературное обозрение», член федерального гражданского комитета партии «Гражданская платформа». Надеемся, что Вы ещё к нам придёте.

 

ТСН

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com