запрещенное

искусство

18+

10.11.2013, Роллинг Стоун, Евгеницй Левкович

Роллинг Стоун: «Коловрат» у ворот: Русская тоска на «Русском марше»

О существовании группы «Коловрат» я узнал тринадцать лет назад. Ее слушал в офисе мой коллега, с которым мы сидели в одном кабинете. Я запомнил песню «Московские скинхэды». Текст привожу, конечно, не по памяти:

Россия-мать, тебя не позабудем

Мы не оставим Родину свою

Жизнь отдадим во благо белым людям,

Борясь у бездны на краю.

 

 

Еще на столе у коллеги лежал журнал «Русский образ», с создателями которого он приятельствовал. Журнал я тоже пару раз полистал. Такая же графоманская тоска.

 

Вообще, всем этим страшным словам — «фашизм», «расизм», «нацизм»  — я никогда не придавал сакральности. Все это наводило на меня печаль и скуку, и не более. Небогатый опыт общения с людьми, помноженный на пару прочитанных книг, говорил мне о том, что человеческая природа не меняется веками, особенно природа человека закомплексованного, нереализованного или униженного. Она требует либо любви, либо мести, и если все это не удается вовремя провернуть с женщиной, например, или в каком-нибудь ином виде творчества, то жди беды. Беда может называться по-разному: оторви дворовому коту яйца, засунь бутылку в анальное отверстие гею, вышиби мозги битой чурке. Иногда беде подвержены целые народы — они тоже бывают униженными и нереализованными. Тогда беда может называться «грабь награбленное» или «убей неверного». Все это лишь названия разные, у которых, на самом деле, один корень. Ну что особенного в гитлеровском нацизме? Чем он так сильно отличается от сталинского террора, или средневековых войн? Когда вы едете в Мюнхен или Гамбург, а потом взахлеб рассказываете о местной цивилизации, вас ничего не смущает? Вы ведь только что побывали в гостях у внуков тех, кто маршировал по Европе и сжигал в печах евреев. Да и многие из маршировавших еще живы. Ничего нового: история заложила очередной вираж, маятник качнулся в другую сторону, или как там обычно говорят.

 

Зародившийся с распадом империи «русский фашизм» в этой связи огорчал меня не столько «белыми вагонами», вполне закономерными с точки зрения «развития» общества (все это, безусловно, ужасно, но видели бы вы, как в 80-х любера избивали в метро волосатых), сколько своей полной безвкусицей и яйцеголовостью. Даже у полоумного Гитлера любимым композитором был Вагнер, а философом — Ницше, а у Демушкина с Поткиным что? «Коловрат», Дэвид Лэйн, в лучшем случае — Достоевский?

 

Впрочем, я немного забежал вперед. Второй раз я столкнулся с группой «Коловрат» в ноябре 2009-го, на митинге «Русского образа» на Болотной площади. Ультраправое движение к этому моменту было, пожалуй, на своем пике. Это позже выяснилось, что фактически в тот же день арестовали Тихонова и Хасис, а ведущий митинга Илья Горячев уже был в полном подчинении Лубянки. А тогда, на фоне чуть ли не ежедневных сообщений об убийствах и избиениях нерусских и антифа, выступление запрещенной ультраправой группы, воспевающей подвиги СС, в центре Москвы перед десятитысячной аудиторией выглядело чуть ли не победой «белой революции».

 

Я запомнил песню «Кровь патриотов». Текст привожу, конечно, не по памяти:

 

Спите спокойно, соратники прошлых сражений

За справедливость, чье дело живет

Солнечный луч разовьет тяжкий мрак поражений

Помни, скинхэд обязан сберечь свой народ,

Так сбереги белый род.


Я тогда подумал о том самом своем коллеге, который к тому времени уехал из России навсегда, работал на какую-то нефтегазовую компанию и «зиговал» уже только во время пьянок, да и то по скайпу. Это часто так заканчивается. Мысленно я пожелал коллеге дальнейшего счастья.

 

Прошло еще четыре года. Казалось, что многое изменилось навсегда. «БОРН» и «Спас» были фактически разгромлены, кураторы из администрации переключились на более масштабные проекты, многие из бритоголовых парней, что громили в свое время царицынский рынок и ломали шеи рэперам в Филях, завели бизнес и женились, кое-кто даже на еврейках, о выдворении гастарбайтеров деловым тоном заговорили на федеральных каналах даже некоторые либералы, появился Навальный, «нацдемы», Крылова стали называть не публицистом, а политиком... Казалось, что национализм из электричек и подворотен наконец-то въехал в политику (ну, в какую есть), что он окончательно избавился от маргиналов и вот-вот повернет к себе лицом не только гопоту с окраин, но и средний класс, что он начнет решать проблемы с головы, а не с хвоста...

 

И вот состоялся «Русский марш-2013». Почти со всеми известными лицами националистического движения (ну, опять же, с какими есть): Демушкин, Поткин, Кралин, Миронов, Крылов... А в финале — группа «Коловрат». Конечно, с заранее утвержденной мэрией программой, без «славяне тоже сражались в отрядах СС, теперь они дремлют за чертою небес», с образовавшимся откуда-то у вокалиста Дениса Герасимова кипеловским фальцетом, и даже с ровно играющим барабанщиком. Но хватило и этого.

 

Я запомнил песню «Знамя ввысь». Текст привожу, конечно, не по памяти:

 

Под звон мечей и предсмертные крики

В огне пожарищ победа грядет

В небе бог от войны грозные лики

На горизонте забрезжил восход.


Наверное, это все-таки не лечится, раз за столько лет не находится других талантов. И Алексей Навальный, я согласен, написал чудовищно нелепый текст о том, почему он не пошел на марш. Он должен был написать кратко: друзья, я не пошел с вами просто потому, что вы какие-то клинические, неисправимые дураки, и лучше я, пожалуй, навсегда оставлю вас в Люблино. Но Навальный, как принято теперь говорить, политик, ему надо дружить со всеми. Поэтому я написал этот текст вместо него.

 

Поэтому я никогда не буду политиком.

 

 

Роллинг Стоун

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com