запрещенное

искусство

18+

02.08.2013, КП, Ольга Туханина

КП: Дело учителя Фарбера: цена преступления и наказания

Наш колумнист задается вопросом - почему сумма штрафа у сельского учителя в разы больше, чем у осужденных чиновников, хотя те брали взятки на порядок больше

Обсуждение любого громкого уголовного дела гражданами обычно сводится к привычному перетягиванию каната: виновен – не виновен. Если послушать оппозицию, то российские тюрьмы битком набиты невиновными. А если и затесался кто виноватый, то это по недосмотру суда. У второй стороны все обстоит с точностью до наоборот. Зря у нас не сажают. А так много обвинительных приговоров исключительно потому, что хлипкие дела разваливаются на стадии досудебного расследования.

 

Не стало исключением и дело учителя Фарбера, которому вот только что вынесли очередной приговор. Первый был отменен Верховным судом, но учителю это никак не помогло. Как сидел, так и сидит.

 

Однако, в этом, как и во многих других случаях, для общества куда интереснее не сам вопрос вины несчастного учителя, а сложившаяся правоприменительная практика. У кого-нибудь есть время и необходимые знания, чтобы каждый раз вникать во все нюансы и обстоятельства дел? Положа руку на сердце, люди ориентируются, исходя из позиций своих сторонников. Сначала они решают для себя, виновен человек или нет, а потом ищут подтверждения своей позиции. Смело откидывая все неудобные факты. Но ведь для каждого из нас важнее общая картина происходящего. А она вряд ли может вызвать умиление.

 

Допустим, что суд не ошибся. Господин Фарбер виновен по всем предъявленным ему пунктам. Вымогал взятку, получил взятку, ловчил и т.п. О каких суммах идет речь? Прокуратура утверждает, что речь идет о 432 тыс. рублей. Много это или мало? На фоне деревенских зарплат, конечно, фантастически много. А если мы возьмем для примера какой-нибудь кредитный Форд-фокус, на котором раскатывает примерно половина Москвы?

 

Возникают вопросы. Важно ведь не только то, виноват человек или нет. Важно и то, насколько он виноват, какое наказание требуется. И чего мы вообще хотим от этого наказания. Вот только что вынесен приговор по куда более громкому делу Алексея Навального. Там фигурировали разные цифры: максимум 16 млн рублей, минимум 1,5 млн. Навальный, говорят, тоже выкручивал руки, пользуясь своим служебным положением. Он получил пять лет. На три года меньше Фарбера. Был арестован в зале суда, на следующий день освобожден. Принимает участие в выборах мэра Москвы.

 

Если же проделать нехитрый эксперимент и набрать в любом поисковике фразу «чиновник осужден условно», то вам откроются чудесные вещи в первых же строчках выдачи. В Москве зампрефекта СВАО Иосиф Рейханов получил пять лет условно за хищение 376 млн рублей. Суд учел положительные характеристики и отсутствие судимостей. На Кубани бывший замначальник одного из отделов управления Росреестра по Краснодарскому краю Сергей Зиновкин получил тоже условную пятерочку за попытку махинаций с имуществом, стоимостью свыше сорока миллионов рублей – получил задаток пять миллионов. Любят у нас цифру пять. Отличники. Тоже, видимо, положительно характеризовался. А вот суммы штрафов у чиновников как раз много ниже, чем у Фарбера. Господин Рейханов должен государству триста тысяч рублей, а учитель – больше трех миллионов.

 

Конечно, всякий раз могут указать на различные обстоятельства, влияющие на решение суда. Но, что удивительно, в отношении чиновников суды раз за разом проявляют необъяснимую снисходительность (надо ли упоминать о деле Сердюкова и его милых дам?), тогда как всех остальных карают со всей беспощадной суровостью. Фарбер получил столько, сколько дают за разбойные нападения с увечьями. А иногда и за убийство. Отчего же его дело стало таким громким? Фарбер – белый воротничок, москвич, дауншифтер. У него в столице были и связи, и знакомые. А сколько таких жителей глубинки, которые получают на полную катушку, похитив из подсобки ящик сгущенки? Простите, но ведь это тоже деньги. Этих людей содержат в тюрьмах за счет бюджета. Там они не способны зарабатывать, поэтому штрафы у них изымают, накладывая аресты на имущество. Страдают при этом их дети. Которые ни в чем, в общем, не виноваты. У того же Фарбера их трое. Матери с ними нет.

 

Так и получается, что у нас наглядно воплощена в жизнь стандартная фраза из американских кинофильмов: « Если ты украл сто долларов – попадешь в тюрьму. Если ты украл сто миллионов – попадешь в Конгресс». Соотношение цены и качества (читай – вины и наказания) у нас явно искажено. Это видно всем. И это, быть может, подрывает основы права в стране даже сильнее, чем любой ошибочный приговор.

 

КП

Редактор сайта и автор справочных материалов - Анна Бражкина. annabrazhkina.com